Метка: литература

О декадентских буднях

Читаю 2-ой том альманаха «Литературное наследство» / РАПП и Ин-т ЛИЯ Комакадемии; Обл. работы И.Ф.Рерберга. – М.: Жур.-газ. объединение, 1932. – 266 с., ил. – 6 000 экз. – (Лит. наследство / Редкол.: Л.Авербах, И.Ипполит (Ситковский), Ф.Раскольников; Отв. ред. И.Ипполит; Зав. ред. И.Зильберштейн; Т. 2).

Из письма писателя Леонида Андреева своему другу, сентиментальному буревестнику революции, Максиму Горькому, 11 февраля 1908 года. Тяжка ты, доля литераторская в серебряновековой России-матушке. Эко человек пострадал, да наскорбелся. И после этого мы удивляемся случившимся революциям? — когда властителей дум скопом можно было на «Пряжку» свозить, не ошибешься.


«… у меня сейчас форменная астма, и голова, как еврейская квартира после погрома, и ноги, как испорченные шпингалеты, — но разве это настоящая плата за все содеянное мною и надо мною? Был целый месяц, когда разум мой просто-напросто мутился. Потом тоска, удивительная тоска, когда однажды почувствовал я, что дошел до предела скорби, до того таинственного предела, который отделяет скорбь от чего-то нового, непостижимого, не то смерти, не то жизни. Потом пил я — по три-четыре дня, сперва рюмками, а потом коньяк, стаканами. Потом жен­щины — ряд мыльных пузырей, за которыми гонялся я, задрав кверху пьяно-плачущую рожу, и от которых теперь и на языке, и на сердце вкус дешевого мыла.»


Чудесные картинки! Право же, не знаю каково бывало в квартире местечкового еврея после погрома (хотя, догадываюсь что неуютно), но вот после коньяка глушимого стакАнами четверо суток кряду — всенепременно карачун на голову наступит. Ловля радужных мыльных женщин, парящих невозбранно под потолком и задевающих люстру, также впечатляет. Стильные глюки, талант.

breviarissimus

1+

Почему блогерам не надо писать книги

«Куриные бульоны» для души, «истории одного взросления», безумные потоки сознания, которые вылечили автора от депрессии и поэтому должны вылечить вас. Почему историям из жизни лучше оставаться в личных блогах, рассуждает автор книжного telegram-канала Greenlampbooks Евгения Лисицына.

Мне не близка теория, что литература непременно должна делать нас умнее, глубже, интереснее. Я не подхожу к книгам с прагматичным ожиданием, что они сделают меня лучше. Но эти истории – какие-то неинтересные посиделки с дальними родственниками из деревни, на которых дядя Вася рассказывает про то, как сосед Митюня лопатой тараканов в хате убивает. Дался мне этот Митюня. Оставьте литературу литераторам, пусть они пишут книги, а вы оставайтесь в бложиках, не топчите чужую территорию.

Каждый месяц в авторской рубрике на ReadRate автор книжного telegram-канала Greenlampbooks Евгения Лисицына давит какой-нибудь «мыльный пузырь» литературы, который не жалко. На этот раз она проехалась по книжному буму «честных историй». Большинство из них выросли из книжных блогов, наших или иностранных, а по-хорошему там бы и оставались. То, что идеально смотрится как маленькая история в Facebook, не выдерживает испытания большой формой и отдельной книгой. Разбираем на примерах.

Читать далее…

1+

Пикулевские чтения — 4. Заключительные. Посвящается тов. Губенко

Из романа «Нечистая сила»

«На галапредставлении в парижской опере царь возмутился овацией публики.
— Это просто хамство! — говорил он. — Отчего они хлопают так, будто мы, Аликс, вульгарные заезжие гастролеры. Царица испуганно забилась в дальний угол ложи.
— В таком гвалте, — отвечала она, — в нас могут бросить бомбу, и никто даже взрыва не услышит… Надо спасаться!
Царице стало мерещиться, будто революционеры хотят укокошить ее именно здесь — в шумном Париже. Однажды средь ночи с улицы послышался взрыв праздничной петарды.
— Полицию сюда! Нас убивают… где же полиция? Что за паршивый город Париж — на улицах ни одного шупо!
Явился сам парижский комиссар полиции Рейно, заставший императрицу в ночном пеньюаре, она с ногами забилась в кресло.
— Спасите меня, — скулила она, сжавшись в комок…
Рейно понял, что перед ним (увы, это надо признать!) плохо воспитанная женщина с расшатанной нервной системой. Скоро это поняли и французы: на смену активным восторгам пришло оскорбительное равнодушие. В следующем году царская чета должна была присутствовать на маневрах французской армии в Шампани, но Александра Федоровна твердо заявила супругу: «Надеюсь, Ники, ты не дашь убить меня в Париже!» Был страшный шторм, когда они высадились в Дюнкерке, и здесь Романовы проявили самое натуральное свинство. Прибыв в страну с дружеским визитом, они отказались от посещения столицы. Впрочем, на этот раз парижане их и не ждали: никаких флагов и лампионов, никаких петард и оваций! Во время случайной остановки в Компьене императрица вдруг… скрылась. Ее нашли в каком-то грязном чулане, средь старых бочек, за которыми она пряталась, вся трясясь от страха.
— Не подходите ко мне! — взвизгнула царица. — Я знаю, что все хотят моей смерти… Увезите меня во Фридрихсбург!

Заключение

«Гнойник вскрыт, первая гадина раздавлена. Гришки нет — остался зловонный труп. Но далеко еще не все сделано. Много еще темных сил, причастных к Распутину, гнездится на Руси в лице Николая II, царицы и прочих отбросов и выродков…»

P.S. И все в таком же хамском стиле. Но тов. Губенке нравится, он считает роман правдиво отражающим исторические реалии истиной.
И вспомнился анекдот, рассказанный мне одним батюшкой.
Ад. Чаны с кипящей смолой. В них грешники. Технический перерыв. Вдруг за стеной истошный вопль, какого прежде сидельцы никогда не слыхивали.
— Что это? – обращается один из грешников к своему «истопнику».
— Труды писателя читают, — отвечает тот.
Пауза. Все приходят в себя. И вдруг за стеной вопль пуще прежнего.
— А это что такое? – спрашивает испуганный грешник.
-Труды писателя переиздают, — отвечают ему.
А можно и так: премьеру спектакля бисируют.


Предыдущие записи:

Куда Учитель с «Матильдой», туда и Губенко с «Нечистой силой»

Пикулевские чтения

Пикулевские чтения -2 «Нечистая сила»

Пикулевские чтения — 3

sozecatel-51
sozecatel-51

1+

Неизвестный Стивен Кинг

Маэстро ужаса, князь тьмы, автор леденящих кровь романов – всё это о Стивене Кинге, человеке, который наверняка не нуждается в каком-то особом представлении – за него уже более 40 лет говорят его бесчисленные бестселлеры, превратившие его имя в настоящий бренд.

Но всё ли мы знаем о самом известном писателе современности? В честь 70-го Дня рождения Стивена Кинга предлагаю узнать о детстве, страхах и хобби иконы жанра horror.

читать далее…

1+

Он смог задержать образ Христов в холодеющем мире

Спешу поделиться радостью.
Прочитала наконец (долгий был процесс для небольшой книжицы) "Наследство Достоевского" Фуделя.
И все не могу в себя прийти. Почему такой литературы о литературе раньше не было? Когда я зачитывалась Достоевским в школе или писала курсовик по "Идиоту". Ведь Достоевский в мой доцерковный период — был для меня  хлеб и утешение, но осознать, что за костылики подставлял мне, хромающей, этот писатель, я смогла только сейчас, когда прочитала настоящий литературоведческий и богословский анализ Сергея Иосифовича.
"Что может значить все несовершенство Достоевского, все его и душевные, и художественные  срывы, если он смог на какой-то исторический миг задержать образ Христов в холодеющем мире?" — восклицает Фудель, подводя итог книги, проследив вехи писательской биографии с его падениями, самоупоением первой славой, пленом страстей и очистительным переломом с мнимой казнью и последующей каторгой.
Сколько поднято материала и черновиков! Колоссальный труд любящего сердца. Ведь Фудель ссылается на черновые редакции романов и повестей, стало быть, он их читал в архиве. И все это в редкие приезды в Москву из Покрова. Так и вижу его сухую сгорбленную фигуру под лампой в читальном зале…
       

Христианство с Голгофой, но еще без воскресения

4+