Нос, как элемент метафизики Петербурга

Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете, – редко, но бывают.
(© Н.В.Г.)

«Марта 25 числа случилось в Петербурге необыкновенно странное происшествие». Так начинается петербургская повесть Гоголя «Нос». Как вы помните, в этот день цирюльник Иван Яковлевич обнаружил в хлебе для завтрака запеченный нос своего клиента. Все благополучно завершилось к 7 апреля: пострадавший майор Ковалев вновь обрел свою нюхательную часть тела, и его жизнь вернулась в привычную колею.
По некому совпадению в день хэппи-энда (если считать по старому стилю), в год от Р.Х. 2017-й обрел и Петербург свою давнюю достопримечательность — нос архитектора Кваренги (1744–1817). Вот такой артефакт двухметровых размеров появился возле Конногвардейского манежа, творцом которого был наш замечательный зодчий.


«Старик Гваренги часто ходил пешком, и всяк знал его, ибо он был замечателен по огромной синеватой луковице, которую природа вместо носа приклеила к его лицу»,– писал Ф.Ф. Вигель в своих знаменитых «Записках». Нос этот был объектом издевательств и насмешек, доставляя придворному архитектору массу неприятностей с момента его прибытия в Санкт-Петербург по приглашению Екатерины II.
Вот, к примеру, портрет-шарж работы Ореста Кипренского (1814 г.; в руке зодчего его коллега Тома де Томон).

Особо глумился над ним в своих карикатурах художник польского происхождения Александр Орловский («Бери свой быстрый карандаш/Рисуй, Орловский, ночь и сечу» © А.С.П.). У него есть даже «Портрет носа архитектора Джакомо Кваренги» (1809).

Портрет носа архитектора Джакомо Кваренги.Худ. А.О. Орловский. 1809

Это не фрагмент, это именно Портрет носа, авторские надписи на картине гласят «Portrait de nez du… Quarengin» и далее «d`après Nature» (рисовано с натуры).

Архитектор был человеком уравновешенным и доброжелательным, но он тонко отомстил Северной столице за все издевательства, о чем речь будет далее.
Важно другое. Именно с этого портрета началась эпопея легендарных петербургских носов. Нос впервые понял, что может покинуть своего хозяина и стать персоной самодостаточной (модное нынче словцо). Зажить собственной жизнью в метафизическом пространстве города. Совсем неподалеку отсюда на Исаакиевском наплавном мосту цирюльник «нагнулся на перила, будто бы посмотреть под мост: много ли рыбы бегает, и швырнул потихоньку тряпку с носом».
Случайности не случайны.
Можно еще и так сказать: «Страшно далек был нос Кваренги от народа. Но дело его не пропало. Он разбудил Гоголя».

НОС В ПЕТЕРБУРГЕ — БОЛЕЕ, ЧЕМ НОС
Обратите внимание на дату написания «Портрета носа» — 1809 г. В этот год родился Николай Васильевич Гоголь-Яновский. Который, будучи и сам владельцем носа весьма примечательного, сотворил главный в петербургской галерее Нос майора Ковалева.
«Верите, что часто приходит неистовое желание превратиться в один нос, чтобы не было ничего больше – ни глаз, ни рук, ни ног, кроме одного только большущего носа, у которого ноздри были величиною в добрые ведра, чтобы можно было втянуть в себя как можно побольше благовония и весны» (Н.В. Гоголь – М.П. Балабиной).

Памятник носу Гоголя в Киеве. Скульптор О. Дергачев

В Петербург Гоголь приехал 18-летним юношей в 1828 г., после окончания Нежинской гимназии. И поселился в доме Трута, рядом с Вознесенским собором. Дом этот находится на краю главной питерской геопатогенной зоны (ГПЗ) – «Бермудского треугольника», об этом см.пост автора.

Условная схема «Бермудского треугольника» СПб. Источник изображения сайт ДругойПитер 

В апреле 1829 г. он переехал в эпицентр ГПЗ – дом Иохима (№ 39 по нынешней Казанской улице). Тут уже обитали самые настоящие привидения и наблюдался полтергейст, что было, в частности, скрупулезно описано тайным советником О.А. Пржецлавским («Русская старина», 1883/09).
Случайно сюда попал Гоголь или его подсознательно тянуло к подобным местам? Скорее, второе, поскольку следующим его адресом станет дом Зверкова, находящийся в той же ГПЗ и красочно обрисованный в «Записках сумасшедшего».

Именно в доме Иохима Гоголь «…делает поворот в своем петербургском существовании – садится за стол и берет перо» (Игорь Золотусский). И здесь же случился первый приступ его неизлечимой душевной болезни. Гоголь сжигает весь тираж неудавшейся поэмы «Ганц Кюхельгартен», для чего отправляется опять-таки на Вознесенский пр., в гостиницу «Неаполь» (на углу с Екатерининским каналом). Кажется, здесь в питерской ГПЗ он и подцепил страшный «вирус самосожжения», как выразился один исследователь творчества писателя. Рецидив этой болезни приведет к исчезновению в пламени рукописи 2-го тома «Мертвых душ».

Стоит ли удивляться тому, что герои повести «Нос» обитают тоже на территории ГПЗ — цирюльник, нашедший запеченный нос, живет на Вознесенском, майор Ковалев – на Садовой улице. Да и сама повесть является ни чем иным, как кошмарным сном наяву, ибо зеркальны

НОС|СОН

Попробуйте представить себе вот это:
«Ковалев потянулся, приказал себе подать небольшое стоявшее на столе зеркало. Он хотел взглянуть на прыщик, который вчерашнего вечера вскочил у него на носу; но, к величайшему изумлению, увидел, что у него вместо носа совершенно гладкое место! Испугавшись, Ковалев велел подать воды и протер полотенцем глаза: точно, нет носа!».

Почему-то до сих пор никому не приходило в голову воспринимать сном самый чудовищный кошмар Гоголя — «Тараса Бульбу».
Но для нас принципиально вот что: нос (или Нос?) уже проявил полную самостоятельность, вышел за пределы ГПЗ и из-под контроля своего носителя. К примеру, разговор между майором и Носом происходит в Казанском соборе. «Молельщиков внутри церкви было немного; они все стояли только при входе в двери. Ковалев чувствовал себя в таком расстроенном состоянии, что никак не в силах был молиться, и искал глазами этого господина по всем углам. Наконец увидел его стоявшего в стороне. Нос спрятал совершенно лицо свое в большой стоячий воротник и с выражением величайшей набожности молился» (ужас-ужас… сколько же было оскорблено им чувств верующих!).

А теперь расскажем о самодеятельности Носа в новейшие времена.

ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОЛЕМ
27 декабря 1995 г. в нашей ГПЗ произошло знаковое событие: на углу дома на пересечении проспектов Вознесенского и Римского-Корсакова появился памятник Носу майора Ковалева. Розовый мрамор для него доставили с самой родины Николая Васильевича Гоголя.

Нос на Вознесенском пр., д. № 36х

Почему памятник установили именно здесь? Ответа на этот вопрос нет. Мы же помним первоисточник: «Послушай, голубушка, — говорил он обыкновенно, встретивши на улице бабу, продававшую манишки, – ты приходи ко мне на дом; квартира моя в Садовой; спроси только: здесь ли живет майор Ковалев? – тебе всякий покажет».
Может быть, тут обитал цирюльник Иван Яковлевич? Это маловероятно, с какой бы стати тогда ему топить нос в Неве, если рядом Екатерининский канал, за ним Мойка.

Дом этот, сам по себе весьма непрост, с мистикой и чертовщинкой. Познакомимся с ним поближе.

Прежде всего, он не имеет номера по Вознесенскому пр. Розовое здание слева стоит под № 36, за перекрестком — №38, а этот неоклассический особняк с нарядными пилястрами – без какого-либо. На сайте Citywalls он обозначен загадочным номером 36х.
По пр. Римского-Корсакова номер тоже найдешь не сразу.

Чуть ли не пол-квартала надо пройти, чтобы увидеть № 11. Но вроде как, он относится к части дома, надстроенной мансардой.

Тогда угловая часть должна иметь № 13. Но такой дом уже есть за перекрестком. Непонятно все это.

Нос майора Ковалева, нынешний хозяин дома, расположился на фасаде по Вознесенскому.

Почему хозяин? А потому, что Нос, поселившись тут, стал своего рода питерским Големом и выжил отсюда людей. Эту историю поведал нам петербургский писатель и краевед Сергей НОСОВ в своей новой книге «Конспирация или Тайная жизнь петербургских памятников 2».
С появлением Носа дом вдруг признали аварийным и уже в нынешнем столетии расселяли не менее 6-ти раз. Всегда с эксцессами и скандалами. Многие организации пытались тут закрепиться, была даже попытка создать арт-пространство Н.О.С. (новое образовательное содружество), а закончилось все пожаром и судом с неким арендодателем, в реале, как выяснилось, не существовавшим.

Дом так и стоит со всех сторон заколоченным, попасть в него мне не удалось.

Сохранились аутентичные деревянные (!) ворота.


Сильнейшая мистическая аура здесь ощущается буквально физически. Те, кому удалось побывать внутри, рассказывают о причудливых лестницах, замысловатых переходах и загадочном дворе-атриуме на уровне 2 этажа под световым фонарем (теперь его уже нет).

фото Citywalls

Памятник Носу сделал свое дело, полюбился народу, и если теперь петербуржцам задать вопрос касательно адреса майора Ковалева, все укажут известно куда. На это «ведутся» даже маститые краеведы.

Дальше еще интереснее. Вознесенский проспект, одна из главных магистралей города, при советах долго назывался проспектом Майорова. Песня еще была у Гарика Сукачева:

Ах, как по улице Майорова
По сторонам глазеют боровы,
Чего там, здорово-не здорово,
А все ж заветный Петроград…

Назван он был в честь некоего красного комиссара. Как нам поведал Сергей Носов, комиссара с такой фамилией в природе не существовало. Получается, что магистраль, на которой цирюльник обнаружил нос майора Ковалева, носила имя Майорова… носа? Сергей НОСОВ пересказывает свой разговор на данную тему с молодым режиссером КОВАЛЕВЫМ. Носов и Ковалев сидели и обсуждали в ближнем кафе Нос майора Ковалева… Чур, чур меня!

Чудеса и мистика на Вознесенском на этом не закончились. В один прекрасный день Нос с фасада исчез. Осиротевшая доска, по-видимому, напоминала нелепую физиономию майора Ковалева в зеркале. Думаю, что поначалу все не слишком удивились, хорошо зная привычку Носа разгуливать по городу.
Потом отсутствие привычного стало тревожить народ, и в 2003 г. было решено изготовить дубликат Носа. Сделали. Еще и украсили его прыщиком, так смущавшим майора Ковалева.
А Нос тут же возвратился, как ни в чем не бывало, и был он обнаружен в парадной соседнего дома. В итоге Нос-2 был помещен на дворовом фасаде здания Музея городской скульптуры на Чернорецком пер. около Александро-Невской лавры.

Нос-2 (с прыщиком) на Чернорецком пер. , д. 2

Сергей Носов резонно замечает, что Нос своим мнимым исчезновением добился удвоения своей силы, причем Нос-2 занял выгодную позицию перед входом в музей, став «смотрящим» над всей городской скульптурой.
Не упомянул только он (Носов) про существование Носа-3, обитающего во дворе Филфака.

Нос-3 на Университетской наб., д. 7-9; фото Citywalls

Этот Нос имеет руки-ноги и, по-видимому, решает оперативные задачи.

И что же мы в итоге имеем? А то, что Нос вплотную приблизился к пятерке лидеров по числу памятников в СПб, которая на сегодня выглядит так: Ленин, Петр I, Пушкин, Киров, Ахматова/Нос. И хотя разница между лидером и остальными превышает порядок, сам факт весьма символичен.

Автору кажется, что Нос уже давно стал неким элементалем метафизической ткани Петербурга. Он способен овладевать сознанием людей (особо в пределах ГПЗ), диктовать им свои задачи и управлять их поведением. Возможно и сам писатель Сергей Носов тайный адепт Носа, только не хочет в этом признаться.
Вот еще пример. Неизвестный художник 1820-х гг. зарисовал типы прохожих на Невском пр. Вывод о том, какой из органов тут доминирует, предлагаю сделать самостоятельно.

НЕ ОБИЖАЙТЕ СТАРЫХ МАСТЕРОВ!

Портрет Джакомо Кваренги, Худ. Джузеппе Поли. 1810

Вернемся к носу Кваренги. Не надо было все-таки петербуржцам над ним измываться и обижать престарелого мастера. Месть гения может быть гениальной. Джакомо Антонио Доменико Кваренги взял да и построил городу Смольный институт…

По-видимому, наделив его некой таинственной привлекательностью для разного рода инсургентов и карбонариев. Умер он в 1817 г., а ровно через 100 лет они и захватили власть.
И осталась Имперская столица с кваренгиевым носом, извините за каламбур.
Зато теперь на нем оборудована горка, и с нее к великой радости можно скатиться и детям, и взрослым!

Джакомо Кваренги был похоронен на католическом участке Волкова кладбища. К концу 1860-х гг. место захоронения было утеряно. И только в 1960-х гг. могилу архитектора нашли, в 1967 г. он был перезахоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.
Совсем-совсем рядом с ним обосновался памятник Нос-2.

Источники
1. Сергей Носов. «Конспирация, или Тайная жизнь петербургских памятников — 2». СПб, «Лимбус Пресс», 2015 г.
2. Наум Синдаловский. Фантастический мир гоголевского фольклора, или От носа Гоголя к гоголевскому «Носу».

Памятники Носу:
Нос-1. Идея создания скульптуры — Виктор Жук, авторы памятника — арх. Вячеслав Бухаев, скульпторы Резо Габриадзе и Василий Аземша. Установлен в 1995 г., вторично в 2003 г.
Нос-2. Автор В. Памфилова. Установлен в 2003 г.
Нос-3. Скульптор Тимур Юсуфов. Установлен в 2008 г.

Уличный объект «Нос Кваренги». Концепция ЦВЗ «Манеж», художники Андрей Пунин, Екатерина Филиппенко.

v-murza 06.05.2017.

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *