Желание смерти

Я как-то так это понимаю. Любить Бога — это желать беспрестанно быть с ним, им занимать все надежды, помыслы, желания. Антоний Сурожский говорит о встрече, чтобы нам было понятней. Но не только встреча, встреча — это только начало. Любовь — это соединение. Как невеста с женихом ждут, желают соединения.
Когда я только пришел в Церковь, я думал, что встреча состоится после смерти. Но добрые люди мне давали разные книжки, из которых я понял, что встреча возможна прямо сейчас. Мы не готовим себя к смерти, мы готовим себя для Бога. До смерти, во время смерти, после смерти. Научиться желать Бога, желать его каждую секунду, беспрестанно — вот наша духовная жизнь. Все православное учение – о Боге, как Цели и Смысле, и грехе, как о неверно выбранном пути к Цели и о ложно понятом смысле.
Что же тогда смерть?

Апостол говорит, что хотел бы быть уже без тела, но вынужден пока быть в теле. Святые сияли перед смертью, плакали о своем недостоинстве, но желали встречи с Богом и шли к Нему. Христос говорит о смерти, как о рождении, говорит о зерне, которому нужно умереть, иначе не будет новой жизни, нового рождения. Шмеман много и православно пишет о смерти как о рождении.
Мы привыкли совет «беспрестанного памятования о смерти» воспринимать, как предостережение. «Помни последняя своя и не согрешишь». Страх смерти, как конечной черты, за которой уже поздно. «В чем застану, в том и сужу» — фраза, авторство которой неизвестно, но которой любят потрясать наши пастыри. Она про последнюю отсечку, последний миг, когда не поздно что-то исправить. Что-то или все. Сюда же нам приводят и юродивых дев с маслом. Нам говорят:
— Будет, когда уже нельзя будет исправить. Успей до черты.
Но разве Христос меняется с нашей смертью? Нам говорят, тебя там ждут твои страсти. Мои страсти всегда со мною. Но и Христос всегда со мною.
Многие в надежде говорят:
— Тебя там будет ждать Христос.
Но разве он сейчас не ждет меня?
Я прочитал у одного автора недавно, что смерти надо ждать с доверием. С доверием ко Христу. Если Он так устроил, что нужно родиться заново, то надо желать этого рождения.
Помнить о смерти – это значит желать смерти. Желать нового рождения. Если я от Бога принимаю эту жизнь, неужто не приму новую, которую Он уготовил для меня?
Все эти наши «плачу и рыдаю егда помышляю смерть»… Плакал ли Павел? Плакал ли Серафим Саровский?
Я – плачу. Я не готовенький еще совершенно. Как поход к зубному врачу, оттягиваю, оттягиваю:
— Нет, Господи, только не сейчас. И вообще – попозже. А может медицина еще чего-нибудь откроет?
— Илья, сын Аронов, любиши ли Меня?
— Господи, Ты все знаешь, Ты знаешь как я НЕ люблю Тебя. Мне просто нет до Тебя никакого дела.

Мимо церкви за козлом, куд. Александр Простев
Мимо церкви за козлом, куд. Александр Простев

Илья Аронович Забежинский

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *