Небратья близнецы

Такое в последнее время случается всё реже и реже — две недели Украина находится в фокусе российских СМИ и блогосферы. Всё началось 14 октября в Киеве во время празднования 75-летней годовщины создания УПА, которую Порошенко объявил Днём защитника отечества. Ещё не все успели высказаться на тему «в Украине нет фашизма», как на киевских улицах бандеровских факелоносцев сменили фанаты неистового грузина и примкнувшие к ним «нефашисты». При этом в рядах «нефашистов» произошёл раскол: часть из них влились в Михомайдан, а другая часть – в анти-Михомайдан. В общем, началось очередное обострение дуркаинской веселухи.

Если постоянно имеешь перед собой подобного рода информационную картинку, связанную с Украиной, то вольно или невольно в голове складывается устойчивый образ страны, в которой экзальтированная массовка экстремальных политических шоу представляет умонастроения большинства. Так ли это?


В последнее время на Украине появляется всё больше видеоблогеров и журналистов, которые проводят уличные нон-стоп опросы на остро политические темы. Вот один из них https://youtu.be/-ldVsTUDzzQ , в котором киевляне отвечали на вопрос «с чем у вас ассоциируется Россия?» Из тех, кто согласился ответить, лишь один мужчина высказался о России негативно. Я смотрел несколько подобного рода опросов, а также знаком с людьми, которые недавно побывали на Украине и делились своими впечатлениями. По этим данным «упоротых» там подавляющее меньшинство. Но вот тут то и порылась собака – это меньшинство на самом деле подавляющее.

Есть такой закон Парето, или принцип 20/80, согласно которому «20% усилий дают 80% результата, а остальные 80% усилий — лишь 20% результата». Это соотношение 20/80 можно применить и к обществам – 20% наиболее активных граждан определяют modus vivendi для остальных 80%.

Как же так вышло, что активное меньшинство украинского социума сложилось таким, каким мы его сегодня наблюдаем? И почему влияние на украинскую политику здравого, но пассивного большинства стремится к нулю?

Давайте попробуем обратиться к новейшей истории, чтобы попытаться ответить на эти вопросы.

Украина, как один из осколков рухнувшего глобального красного эксперимента, на несколько десятилетий выпала из реальности в аут параллельного мира. Его конструкторы пытались запихать реальность в прокрустово ложе своей ущербной идеологии. И когда параллельный мир рухнул, бывшим обитателям этого мира пришлось возвращаться в реальность из аута. Это возвращение было болезненным и до сих пор ещё до конца не пережито, поскольку занять достойное место под солнцем в реальном мире удалось далеко не всем, и Украине в том числе, хотя ожидания от этой метаморфозы у всех были поначалу весьма радужными.

Естественным образом разочарование подталкивало к поиску виноватых – внешних тёмных сил втянувших несчастных в безнадёжную авантюру коммунистического эксперимента. В этом отношении прибалтам было проще: кто виноват? – ясное дело, кто — оккупанты-мигранты с востока, кто ж ещё. А вот украинцам, которые, собственно, сами являлись частью этого востока, пришлось с нуля создавать целую мифологию, чтобы, наконец, ткнуть пальцем в сторону внешнего «врага».

Разумеется, внесли свой вклад зарубежные спонсоры, свидомые личности во власти и гуманитарной сфере, а советская украинизация послужила нулевым циклом нео-бандеровского мифостроительства. Кроме того, год за годом обычные люди всё больше свыкались с мыслью, что их родина называется Украина, что они живут не в бывшей советской союзной республике, не в Малороссии и Новороссии, а в стране со своим флагом, гимном и столицей в Киеве. За четверть века родилось и вступило во взрослую жизнь пост-советское поколение. Так бандеровщина перешагнула административные границы Галиции и овладела умами широких масс по всей стране.

Однако если представить себе, что в период распада СССР от РСФСР отделился бы какой-нибудь русский регион, не получилось бы так, что и там «процесс пошёл» бы в том же направлении?

В самой же России желающим заполучить ответ на вопрос «кто виноват?» было труднее всего – нас никто не «оккупировал». На роль внешнего врага и источника всех бед претендовала мировая закулиса, но на то она и закулиса, что не действует напрямую, а влияет косвенно, так что у субъекта влияния всегда есть возможность не поддаться. Кроме того, бывшие участники советского блока начали предъявлять претензии государству-правопреемнику СССР, требовать покаяния и даже материальной компенсации, а также выдвигать обвинения в равной ответственности Советского Союза и Третьего Рейха за развязывание Второй мировой войны. Эти и ряд других факторов легли в основу стихийного (во всяком случае, до недавних пор) народного движения по реабилитации советского периода и созданию фантастической нео-советской мифологии.

В общем, как на Украине, так и в России имел и имеет место быть мощный общественный запрос на новые мифы. Разница в том, что нео-советское мифотворчество поначалу не получало поддержки от государства и иностранных грантодателей.

Мы недоумеваем и потешаемся над сказаниями о великих свершениях протоукров, а в то же самое время нео-советские былинники речистые убеждают заинтересованных сограждан в том, что Бутово – фейк, в том, что в СССР пили газированную воду из уличных автоматов, потому что никто в Стране Советов не болел венерическими заболеваниями и т.п. Короче, пурга ещё та, но всё же у «кастрюлеголовых» она позабористее выходит (пока?).

Поиски главного виновника всех российских бед долгое время не задавались, при этом «поисковикам» неизбежно приходилось выходить в одну историческую точку – февраль 1917 года. И в этой точке самым подходящим на роль виноватого стал последний русский царь Николай II, который из «кровавого» превратился в «безвольного», ибо не расстрелял всех «врагов народа», как Сталин. Долгое время Николай II в роли козла отпущения был фигурой полу-умолчания (глупо же обвинять в убийстве Цезаря не Брута, а самого Цезаря) пока не разгорелся скандал вокруг проекта «Матильда». И тут как будто канализацию прорвало. Досталось и Николаю II, а ещё больше Поклонской, которую диванные крымнашисты подвергли бешеному шельмованию. Она, оказывается, не только сумасшедшая, но и агент СБУ, англо-саксов и Малофеева. А одна «патриотическая» особь аж возопила в ЖЖ: «ну кто же, наконец, заткнёт эту дуру!» Тут и ёжику понятна причина истошных воплей – на очень больную мозоль наступили.

Активничающие в Сети гальванизаторы «СССР 2.0» наизусть выучили это высказывание Довлатова:

Теперь, после всего что было, сами догадаетесь кто писал, или растолковать надобно?

А на Украине тоже был один замечательный человек и истинный патриот, который, как и Поклонская, почти в одиночку стоял за правду, честь и достоинство своего народа – это Олесь Бузина, которого, как известно, «заткнули»…

Подводя итог, позволю себе утверждать, что российский и украинский социум похожи как близнецы-братья, а лучше сказать – небратья близнецы. Задаваться вопросом «кто виноват?» нам гораздо приятнее, чем спрашивать себя «как я дошёл до жизни такой?» Нас объединяет оболганное и оплёванное общее прошлое, раскрашивание смердящих идеологических трупов в настоящем, и отсутствие самостоятельного созданного образа светлого будущего. Потому и украинское адекватное большинство некому повести за собой, ибо тому, кто попытается это сделать, необходимо предъявить народу этот самый образ. Зато он есть у Запада, пусть и фальшивый (хотя как посмотреть), но его монопольно эксплуатирует неадекватное меньшинство.

Скажете: украинские «активисты» злее наших будут? Так может это оттого что не у всех велосипеды есть?

fluffyduck2

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *