На чекистском крюке

Говорят, бывших чекистов не бывает, и это чистая правда. Уже стала достоянием истории фраза, вроде бы в шутку, с импозантной улыбочкой, произнесённая Владимиром Владимировичем Путиным в кругу своих, на торжественном собрании сотрудников ФСБ 20 декабря 1999 года, всего за несколько месяцев до своего первого избрания на должность Президента: «Группа сотрудников ФСБ, направленная вами в командировку для работы под прикрытием в правительство на первом этапе со своими задачами справляется».

Судьба как-то свела меня с человеком, в 90-х работавшим охранником в одном из питерских ЧОПов, возглавляемых бывшим чекистом. Он поведал мне, что подслушал в разговорах шефа о том, что он ежемесячно отчисляет часть прибыли в «фонд какого-то В.В.», и так же поступали владельцы других питерских ЧОПов.

Ещё вспоминается как перед вторым туром выборов мэра Санкт-Петербурга 1996 г. ходили по электричкам, раздавая листовки с призывами голосовать за Собчака, молодые люди вроде бы «демократически» прикинутые, с модными рюкзачками за спинами. И только лишь кристальная, незамутнённая рефлексиями ясноокость выдавала их ведомственную принадлежность… Напомню, что Путин был тогда замом у Собчака.

Так что в каждой шутке есть доля…

Отношения членов чекистского сообщества друг к другу и к окружающему миру напоминают национальную диаспору, в которой самые разные люди никогда не забывают о своей общности, что, как правило, проявляется и в практической плоскости. Отличие от диаспоры состоит в том, что диаспора может не быть связана с властью, а «контора» без власти существовать не может.

О взаимоотношениях «конторы» и власти можно писать толстые исследования и романы, а в этих непритязательных заметках просто обратим внимание на ряд интересных моментов.

Во всех странах и во все времена специфика профессии сотрудников спецслужб отражается на их мировосприятии, но в России имеет место одна весьма существенная особенность, которую Пелевин вынес в заглавие одного из своих романов: «Лампа Мафусаила, или крайняя битва чекистов с масонами». Словом «масоны» Пелевин обозначил главного врага чекистов. Мы же в этом тексте словом "масоны" обозначаем не механическую совокупность членов тайных лож, а то, что принято называть «мировой закулисой», или «фининтерном», или же «хозяевами нового мирового порядка».

Для того чтобы наилучшим образом понять характер отношений между чекистами и условными масонами обратимся к событиям недавнего прошлого. После ликвидации СССР во всех без исключения бывших союзных республиках при активном участии американских консультантов были инициированы реформы, основополагающий принцип которых заключался в нехитрой формуле «демократия через коррупцию». Замысел состоял в том, чтобы предотвратить активное сопротивление советских элитариев утверждению новой политэкономической формации, предоставляя им доступ к власти и возможности обогащения в новых условиях. Так, не смотря на утверждение этнократических режимов в трёх прибалтийских республиках, тамошние представители партхозноменклатуры получили гражданство не зависимо от своего происхождения и знания языка титульной нации, а главное – все они оказались при должностях или при бизнесах с невысокими уровнями рисков. Но в республиках, которые изначально подготавливались для вступления в НАТО и ЕС был один нюанс – в новой европейской жизни чекистам не было места, о чём сами они знали заранее, по-тихому подготовившись к эвакуации. И дело тут не в том, что чекисты радикально отличались от своих товарищей по компартии принципиальностью и неподкупностью. Последний председатель КГБ СССР Бакатин (тот самый, который сдал американцам прослушку их посольства) конечно преувеличил масштаб явления, сказав как-то: "Какие, к черту, гостайны, если любой мой работник за 100 долларов покупается с головой?", тем не менее, основания так говорить у него имелись.

Очевидно, что чекисты для условных «масонов» — это каста неприкасаемых с пожизненными чёрными метками. Разумеется, в индивидуальном порядке «масоны» чекистов вербуют, покупают, вознаграждают за оказанные услуги… Однако максимум, на что может рассчитывать чекист-предатель – это персональная пенсия, плюс уютный коттедж в каком-нибудь Солсбери, в котором тот будет доживать свои дни в уединении. «Шудра» не будет принят в кругу своих нанимателей как равный.

Всё это, кстати, многое проясняет и в ситуации вокруг Украины. Грянувшая там «революции гiдности» запустила волну люстраций, но что-то до сих пор ничего не слышно о масштабных люстрациях в СБУ – наследнице КГБ. Это обстоятельство, на наш взгляд, является самым убедительным доказательством полного отсутствия заинтересованности «масонов» в полноценной интеграции Украины в евроатлантическое сообщество. Да и при анализе отношений Кремля с «хунтой» стоит обратить внимание на чекистский фактор…

Большой путь был пройден несколькими поколениями чекистов, чтобы удостоится такого эксклюзивного к себе отношения. А начался он в конце 1917 года с создания ЧК – карательно-репрессивного органа партии национал-предателей, захватившей власть в России (во время I Мировой войны РСДРП(б) была единственной социал-демократической партией в мире, выступившей против своего государства). «Масоны» также не хотели видеть Россию среди победителей в войне, и в деле достижения этой общей цели большевики, при поддержке тайных и явных покровителей, отработали по полной программе. Сперва, разогнав Учредительное собрание, они лишили Россию легитимного правительства, затем, развалив армию, заключили «похабный» Брестский мир, и наконец, устроили всероссийский погром и гражданскую войну, отбросившую страну на десятилетия назад.

После её завершения большевики, по большому счёту, «масонам» были уже не нужны, они сделали своё дело, однако сотрудничество продолжилось в экономической сфере. Империалистические хищники при всемерном содействии «власти рабочих и крестьян» принялись грабить и эксплуатировать Россию – все лакомые куски полуживой русской экономики были отданы в концессии на колониальных условиях.

Но идиллия длилась не долго. Сколь бы ни были продажны большевики, они, как и все маньяки радикальных политических доктрин при любом удобном случае готовы бросить всё и безоглядно ринуться в бой ради достижения своих «идеалов».

В 1923 году в Германии разразился жесточайший экономический и политический кризис: в тысячу раз обвалился курс марки, была парализована промышленность, народные массы протестовали – вот она, “революционная ситуация”, за которой рдеет заря вожделенной «мировой революции». Политбюро принимает решение начать подготовку к решающей битве: в Германию направляются колоссальные средства, туда отправляют десятки тысяч активистов Коминтерна, агентов, инструкторов. Попутно проводится работа по подготовке революций в Польше и Болгарии. Красная Армия, в случае вмешательства Англии и Франции, должна была прийти на помощь восставшему европейскому пролетариату. Так что у старушки Европы были большие шансы подвергнуться нашествию краснознамённых полчищ с востока на два десятилетия раньше. Разумеется, «масоны» были категорически против, и планы несостоявшегося вождя мировой революции Троцкого были сорваны не без помощи Сталина и его сторонников, провозгласивших концепцию о возможности построения социализма в отдельно взятой стране.

Кстати, этот исторический эпизод опровергает сталинистский миф, согласно которому внутрипартийная борьба велась между агентами внешнего влияния и «патриотами» – троцкистами и сталинистами соответственно. И дело не в будто бы резко проснувшемся через пять лет после прихода к власти патриотизме и любви к русской культуре у части большевистской партократии, а в различиях политических и жизненных перспектив у разных группировок большевистской верхушки. Как мы знаем, Ленин, Троцкий и прочие «интернационалисты» прибыли из-за границы в Россию после февральского переворота «чартерными рейсами» спец. пароходов и «опломбированных вагонов». В их руках были все коммуникации с «мировой закулисой», и они могли себе позволить не зацикливаться на удержании власти в России любой ценой, потому как за свои колоссальные заслуги перед организаторами «чартерных рейсов» билеты в обратном направлении были для них забронированы. У тех большевиков, которым не довелось погулять по заграницам, был свой человек в партийной верхушке, связанный с «закулисой» – Свердлов, но он был убит оголодавшими орловскими рабочими во время гражданской войны. Поэтому в случае падения Советской власти (а всё шло к тому) их дальнейшая судьба была под вопросом, и удержание власти «в отдельно взятой стране» было для них вопросом жизни и смерти. Кроме того Троцкий был идеальным кандидатом в вожди мировой революции, ибо он, и прочие «интернационалисты» были гражданами мира, чувствовавшими себя свободно в любой стране, в отличие от заскорузлых «первоконников» во главе со Сталиным.

Война Сталина и его сторонников с различными партийными оппозициями бушевала почти до самого начала II Мировой войны. И в такой сложной внутри- и внешнеполитической обстановке роль ЧК-ГПУ-НКВД постепенно возрастала, а параллельно возрастал страх перед всесильными «органами» не только у простых смертных, но даже у коммунистов. По существу «органы» превращались в некое государство в государстве (“здесь вам власть не советская, а соловецкая”), совать нос в дела которого не каждый отважится. Кульминация наступила во время «большого террора» 1936-1939 гг. Сперва НКВД во главе с Ягодой устранил всех действительных и потенциальных конкурентов Сталина, параллельно, с помощью массовых репрессий, успешно проведя кампанию по устрашению советской элиты, подавив в стране волю к какой бы то ни было политической самодеятельности. Затем, в период «ежовщины» зачистили уже самих «распоясавшихся» чекистов. И наконец, чекисты под руководством Берии зачистили участников предыдущей зачистки. В итоге этой замысловатой спецоперации Сталин получил абсолютно послушные «органы».

Изначально чекистам к душегубству было не привыкать (см. фильм "Чекист"), но первые два десятилетия Советской власти оно оправдывалось идейными соображениями – рубили головы «гидре контрреволюции», изводили под корень «классовых врагов». А с началом «большого террора» чекистам впервые пришлось заняться расправами над своими товарищами по партии и сослуживцами.

Вполне вероятно, что тридцать седьмой год мог стать своего рода переломным для чекистского менталитета – значение коммунистической идейности было сильно девальвировано. По существу, главной идеей для чекистов стала идея власти. Власти ради самой власти. И в этом качестве чекисты удивительным образом становились похожими на «масонов» с их целью надмирного доминирования.

Не смотря на то, что по чекистам прошёлся каток репрессий, органы сохранили своё особое положение в советской системе. Характерный эпизод описан в «Берлинском дневнике» княжны Марии (Мисси) Васильчиковой. До начала II Мировой войны семья Васильчиковых проживала в Литве. После подписания пакта Молотова-Риббентропа в трёх прибалтийских республиках началась поэтапная советизация. У Васильчиковых были связи в дипломатическом корпусе, и когда осенью 1939 г. в Литве появились первые советские военные базы, западные друзья-дипломаты сказали семье Мисси, что пока идет речь о Красной Армии, бояться им нечего; когда же появятся части НКВД, следует немедленно уехать. Еще тогда они выхлопотали себе въездные визы в Германию (куда было ближе всего, в случае необходимости, бежать). Как-то ночью, в середине января 1940 г., зазвонил телефон и знакомый голос сказал: «Эти господа прибыли». Утром на заре семья тронулась в путь. Князь Васильчиков задержался еще на шесть месяцев, улаживая имущественные дела, и ему пришлось бежать уже пешком через границу.

Сталинисты трактуют репрессии как избавление России новоявленным русским царём-батюшкой Сталиным от «масонской» паутины, которой «ленинская гвардия» опутала страну. Это на самом деле имело место, но не в этом была главная цель «тридцать седьмого года» – ведь численность большевистской партии к 1917 г. не превышала десяти тысяч, а число жертв репрессий на два порядка выше. Да и с освобождением от «масонских» пут не всё так однозначно. В тысячах расстрельных приговорах значилось: «английский шпион», «японский шпион», «германский… польский…», но где же американские шпионы?.. А ведь т.н. «сталинская индустриализация» это преимущественно советско-американский проект… Есть ещё один загадочный исторический факт. Чтобы остановить вермахт в 1941 году Сталин не стеснял себя гуманистическими соображениями при выборе средств. Чего только не было. Во исполнение Директивы Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) № 5609 от 29 июня 1945 г. («не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего») и Приказа Ставки ВГК от 17.11.1941 № 0428 («Выгоним немцев на мороз») были произведены подрыв плотины ДнепроГЭС в августе 1941, подрыв плотины под Москвой в ноябре 1941 года, дома советских граждан поджигались аж с помощью катапульт. Но при этом Красная Армия так и не воспользовалась внушительным потенциалом своих химических войск даже в тот момент, когда советское руководство уже драпало из Москвы.

В борьбе с врагом отметались не только гуманистические принципы, но и коммунистическая идеология, когда она становилась помехой. Чекисты активно поучаствовали в крупнейшем со времён НЭПа мыслепреступлении против марксизма-ленинизма.

К зиме 1941-42 гг. в оккупации оказалось 40% населения СССР. Двумя важнейшими явлениями в жизни на оккупированных территориях являлись коллаборационизм и партизанское движение. Основным контингентом коллаборационистской администрации являлись отнюдь не белоэмигранты, «прибывшие в обозе гитлеровской армии», а бывшие советские руководящие кадры. Руководство партизанским движением осуществлялось при непосредственном участии НКВД. В составе всех партизанских штабов, включая ЦШПД, обязательно состояли представители органов. В каждом партизанском отряде находился прикомандированный чекист (одного из них сыграл Анатолий Солоницын в фильме "Проверка на дорогах").

В тылу врага помимо боевых действий развернулась война за умы и души людей. В германской пропаганде делался упор на антикоммунизм и «новый порядок», а вот в партизанской пропаганде, как ни странно, отсутствовали коммунистические установки и лозунги. Только патриотизм и антифашизм. Более того, в нескольких партизанских краях были распущены колхозы, и земля была роздана крестьянам. Даже германская оккупационная администрация не сподобилась на такой шаг!

Сталин объявил предателями всех советских военнослужащих попавших в немецкий плен, а об отношении к тем, кто встал под знамёна врага с оружием в руках и говорить нечего. Но на оккупированных территориях дело обстояло несколько иначе. С "Остгруппен" и полицаями повсеместно велись переговоры с целью их перехода на сторону партизан. И таких переходов были тысячи. Наверное самым ярким эпизодом в этой деятельности стало превращение 1-й Русской национальной бригады СС "Дружина" в 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду. В переговорах с предателями советской родины часто на первый план выходил даже не патриотизм, а шкурный интерес – дескать, скоро немцы войну проиграют, а вам пора бы переметнуться пока не поздно. Срабатывало часто, но не всегда. Командование Русской освободительной народной армии (РОНА, «бригада Каминского») на предложение партизан перейти к ним и стать «2-й антифашистской армией» с условием сохранения бойцам и командирам званий и зарплаты ответило открытым письмом со словами: «Это могут предлагать только бандиты, не имеющие понятия об идейности борьбы».

С тех пор у чекистов с идейностью всё непросто. «Володька идеалист!» – говаривал за праздничным столом мой папа чекист, ветеран партии, убеждённый сталинист и внештатный инструктор обкома КПСС, глядя в телевизор, который транслировал ноябрьскую демонстрацию с плывшими по Красной площади многочисленными портретами и профилями Ильича. А праздничный вечер, как и почти каждый вечер в году заканчивался прослушиванием «вражеских голосов» на коротких волнах…

Закончилась II Мировая и тут же началась Холодная война с гонкой вооружений, главные участники которой – США и СССР принялись разваливать старые европейские колониальные империи, расширяя свои сферы влияния в мире. Для чекистов расширился круг и сложность задач, что требовало соответствующих кадров. Поэтому работа по подбору кадров в органах была поставлена должным образом. «Первые отделы» в ВУЗах и на предприятиях отслеживали лучших студентов и сотрудников и предлагали им поступать на службу в органы. В отличие от партийных и советских структур, чтобы попасть в ГБ, благонамеренности и активности было мало. Дуракам путь в органы госбезопасности был закрыт. И со временем КГБ превратился в интеллектуальную элиту советской системы.

После смерти Сталина малограмотный красный идеалист Хрущёв совершил истерическую попытку прорыва к коммунистической утопии, начав с лозунга «Догоним и перегоним Америку!». «Гонка» едва не кончились катастрофой, и в 1964 году Хрущёва отстраняют от власти. В это же время советские геологи наведались на озеро Самотлор. И вскоре, и весьма кстати, в советский бюджет потекла река нефтедолларов. Новое руководство решило от греха подальше завязать с рискованными экспериментами и оставить всё как есть. Началась «эпоха застоя», которую более правильным было бы назвать эпохой вырождения Советской власти.

Лучшим, на мой взгляд, литературным памятником тому периоду истории нашей страны стал «Заповедник» Довлатова с искромётным монологом провинциального чекиста Беляева, к тому же, оказавшимся кое в чём пророческим: «Допустим, можно взять и отменить колхозы. Раздать крестьянам землю и тому подобное. Но ты сперва узнай, что думают крестьяне? Хотят ли эту землю получить?.. Да на хрена им эта б…дская земля!? Поинтересуйся у того же Валеры-мудозвона. Обойди наши деревни вокруг заповедника. Один дед Тимоха помнит, как лошадей запрягают. Когда что сеять — позабыли. Простого хлеба испечь не могут… Да любой крестьянин эту землю враз на чекушку махнет. Не говоря о полбанке..

Большинству умных людей в стране, а тем более чекистам, уже в 1970-е было ясно, что Совок уже нежилец. Могли ли чекисты повлиять на ситуацию? Располагали ли они необходимыми для этого возможностями и средствами?

В начале 2000-х в конце одного из ночных эфиров Гордона на НТВ прозвучало следующее:
— Президент РФ проходил практику НЛП?
— Не только проходил, но и активно внедрял её. Его даже можно назвать тренером. Его, как человека, который катализирует социальные процессы и работает с группой ближайших людей, которые распространяют своё влияние на людей, находящихся дальше, конечно, можно назвать тренером.

Как и все спецслужбы, а также теневые структуры (в т.ч. и «масоны») чекисты активно пользуются методами, основанными на манипуляции сознанием. Но может ли «коллективный Суслов», пребывающий в маразме быть удобным объектом для манипуляции? И не проще ли снести «коллективного Суслова», чем пытаться им манипулировать? С другой стороны, не являлась ли верхушка КГБ частью этого «коллективного Суслова»? Ведь председатель КГБ с 1967 по 1982 г. Юрий Андропов, став генсеком начал свою деятельность с вполне маразматической кампании по отлову тунеядцев и прогульщиков в кинотеатрах во время дневных сеансов. Тем не менее, Горбачёв – креатура именно Андропова…

Как знать, возможно «призрак Суслова» виноват в том, что за время путинского правления государство осталось без идеологии, от того что в чьих-то головах она прочно ассоциируется с волчьей ямой, из которой, когда в неё попадёшь, бывает очень непросто выбраться. И не тот же ли призрак стоит за важнейшей характеристикой чекизма, метко подмеченной Пелевиным: «Чекистам не нужны неуправляемые друзья, им нужны управляемые враги». Сильная фраза, побуждающая задуматься над целым рядом вопросов. Вот такими, к примеру: насколько управляемыми были отправившиеся в мир иной герои Русской весны и тех, кто им помогал?.. А чекист Стрелков-Гиркин – друг или враг?..

Распад СССР и лихие 90-е сильно потрепали органы, но их корпоративный дух не рассеялся. На Лубянской площади снесли с постамента статую Дзержинского, но в кабинетах за лубянскими стенами его портреты продолжают висеть в кабинетах. Чекизм выжил и сумел приспособиться к не очень-то дружественному к нему правлению «демократов».

Новогодняя ельцинская «рокировочка» на Миллениум и последовавший за нею резкий политический взлёт Путина, поверг «масонов» в сильнейшей изумление, выразившееся в досадливо-недоуменном «Who is mr. Putin?» Так в России закончилось «масонско»-олигархическое правление и началось чекистско-бюрократическое.

«Масонов», само собой, это не устраивало. Попытка прервать чекистское правление была предпринята во время президентской кампании 2011 года. Забурлило «болотное» брожение, но оно смотрелось детским утренником на фоне массового нашествия антипутинских троллей в социальных сетях. Становилось даже не по себе от осознания того, насколько серьёзно за нас взялись. В технологии кампании «Россия без Путина» разбирался Игорь Ашманов, рассказав об этом в одной из телепередач:

Собственно вокруг этого вопроса: «с Путиным или без Путина?» без малого двадцать лет вращается политическая жизнь России, а обычным гражданам то и дело приходится переживать от того, что их некому успокоить: «верной дорогой идёте, товарищи!» Наиболее дотошные принимаются разгадывать очередные «хитрые планы», скрытые от непосвящённых, из-за чего Путин и получил прозвище «Темнейший».

Конспиративный политический стиль попытался было нарушить питерский чекист Виктор Черкесов, входивший в ближний круг Путина, написав две статьи: "Мода на КГБ?" 29.11.2004 и «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев» 09.10.2007, в которых автор представил своё видение идейного измерения чекизма, выводя его из тени, и обозначив чекизм в качестве фактора публичной политики. По слухам, Путин был очень недоволен и посоветовал Черкесову выбросить свои статьи на помойку.

Последняя упомянутая статья содержит пассаж, который обратил на себя внимание и запомнился: «Падая в бездну, постсоветское общество уцепилось за этот самый "чекистский" крюк. И повисло на нем». Не совсем понятно, где был этот крюк в 1990-х, и что на самом деле имел в виду Черкесов. Правда, существует конспирологическая история о том, как в июне 1990-х группа чекистов (будто бы Путин был среди них) проинформировала Ельцина о подготовке Горбачёвым в Ново-Огарёве убийственного для страны союзного договора, который должны были подписать не 15, а 165 субъектов. То есть, к примеру, Эстония и Псковская область наделялись равными правами, что фактически открывало двери для полного и окончательного развала страны. Тогда Ельцин экстренно созвал внеочередную сессию Верховного Совета РСФСР, на которой была принята декларация о суверенитете, отменявшая обязательность решений союзного руководства на территории России. С тех пор мы в июне празднуем День России. Впрочем, идея молекулярного распада России умирала долго. В начале 90-х на одной из бывших обкомовских дач на Каменном острове некий господин из Дании трудился над созданием Конституции Санкт-Петербурга…

После распада СССР суверенитет Российской Федерации уже никто не оспаривал, однако в 1990-х в стране была выстроена политэкономическая система, настроенная на внешнее управление. Во власти находились протеже «масонских» кураторов. В 2000-х эта проблема стояла настолько остро, что даже было решено её озвучить. Но сделано это было далеко не сразу и как бы не всерьёз, устами блаженного (утверждает что тексты песен Виктора Цоя написаны в ЦРУ) Евгения Фёдорова – депутата ГД от ЕР, который 24.05.2012 г. дал интервью не самому раскрученному порталу Правда.ру. Фёдоров заявил, что задача номер один – обретение Россией подлинного, а не только формального суверенитета, без которого невозможны никакие позитивные сдвиги в жизни страны. Сигнал предназначался для политикума, предполагалось, что до широких народных масс он не дойдёт. Медийный операция была проведена в такой форме, чтобы в случае чего можно было бы безболезненно дать задний ход.

Международное положение, в котором оказалась Россия после известных событий на Украине, поспособствовало укреплению суверенитета. Многие дела сдвинулись с мёртвой точки – как, к примеру, создание национальной платёжной системы аналогичной Visa/MasterCard, разговоры о которой велись лет десять. Но санкции заставили оперативно запустить систему «Мир». Осложнилось внешнеполитическое положение, зато во внутренней политике сложился «крымский консенсус», который, впрочем, продержался недолго. Обрушил его скандал вокруг фильма «Матильда», снятого по сценарию, написанному чекистом. Изрядная доля этого консенсуса, позиционирующая себя ярыми патриотами, включилась в травлю участницы Русской весны Натальи Поклонской. Тогда и выяснилось, какое место на самом деле занимает патриотизм в системе ценностей этой публики. Эта история показала, что Россия, в 1917 году оформившая свой переход в состояние царства разделившимся в самом себе, и по сей день продолжает пребывать в таком же качестве.

Проект «Матильда» — не первый и, наверное, не последний в постсоветское время чекистский проект, расшатывающий православную «скрепу». Первым был Pussy Riot (прелюбопытнейшие подробности изложены здесь). А к 100-летию цареубийства власть решилась на попытку номер два доказать подлинность лже-мощей Царской Семьи, подкинутых в Петропавловскую крепость «комиссией Немцова».

На самый скрепоносный праздник 9 мая мавзолей Ленина, на трибуне которого советское руководство принимало легендарные парады 7 ноября 1941 г. и 24 июня 1945, стыдливо загораживают фанерными щитами. Зато преданным анафеме отцам-основателям ЧК открываются новые памятники и мемориальные доски. А вот процесс канонизации Церковью Новомучеников и Исповедников можно сказать свёрнут – архивы закрыты, и надолго (подробности здесь и здесь)

Должен признаться, ненавижу я это словечко — «скрепа», так как что-либо целостное и здоровое в скрепах не нуждается. Скрепы предназначены для чего-то разваливающегося.

Из Бывшего НИИ разведывательных проблем Первого главного управления КГБ СССР был создан РИСИ (Российский институт стратегических исследований), который с 2009 по 2017 гг. возглавлял генерал Л.П. Решетников (тоже чекист). Под его руководством в работе института превалировала стратегическая линия, направленная на возвращение России на свой исторический путь, к своему предназначению и обретению духовной целостности. Но движение в таком направлении оказалось не угодным. И Решетников был смещён с занимаемой должности.

Сопоставляя приведённые здесь факты, напрашивается вывод о том, что чекистский крюк, олицетворённый очередным псевдо-царём, является единственной на сегодняшний день действенной скрепой для страны и препятствием для тех, кто стремится превратить Россию в хворост, который предназначен быть брошенным в топку мировой революции глобализации. Причина такого печального положения дел, на мой взгляд, в том, что мы, наследники русской цивилизации, не можем противопоставить глобализации что-то реальное, а не гипотетическое.

Через пять с половиной лет у нас будет «Россия без Путина», о которой так грезит «пятая колонна». А есть ещё такое явление, которому Дугин дал определение «шестая колонна». Она состоит из россиянских элитариев внешне придерживающихся запутинского одобрямса, но внутренне ориентированных на внешние центры управления. Снимок, запечатлевший известную сценку с не вставанием Поклонской – отличная картинка для наглядности понимания.

Депутаты Госдумы в едином порыве приветствует делегацию американских конгрессменов, прилетевших в Москву отчитывать Россию за «плохое поведение».

Тут важно понимать, что печеньки за «хорошее поведение» для большинства российских граждан в «масонских» бюджетах не предусмотрены.

fluffyduck2

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *