Строительство кораблей в России и СССР. Часть 4.

Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.

ВОЙНА С ИРАНОМ

25 августа 1941 года Советский Союз напал на Иран и захватил часть северной территории этого государства.
С Южного Кавказа при поддержке авиации и военно-морского флота СССР в северную часть Ирана вошли 44-я, 47-я и 53-я армии Закавказского фронта, находившегося под командованием генерала Дмитрия Козлова.
В операции принимали участие около 1000 танков Т-26. Быстрое вторжение застало иранцев врасплох.
Одновременно со стороны Персидского Залива вторглись войска и флот Великобритании.

Вскоре после начала операции шах вызвал послов Великобритании и СССР Ридера Балларда и Андрея Смирнова для объяснений. Он поинтересовался, на каких основаниях их государства вторглись в его страну и почему не объявили войны. Оба ответили, что это произошло в силу присутствия «представителей Германии» в Иране.

В связи с планомерным наступлением вермахта вглубь СССР персидский коридор, проходивший по территории Трансиранской железной дороги, представлял собой один из наилегчайших путей реализации программы ленд-лиз, осуществлявшейся Соединёнными Штатами по морю.
Возросшее число атак немецких подводных лодок и покрытие моря льдом в районе Архангельска привели к повышению опасности использования этого маршрута, вследствие чего необходимость использования железной дороги значительно выросла. К тому же советское правительство стремилось включить Иранский Азербайджан и Туркменсахру («Туркменскую степь») в состав своего государства, а также привести к власти в Иране коммунистов.



Американский конвой студебеккеров на пути в СССР.

Чтобы «оптимизировать процесс», американцы просто построили в Иране несколько сборочных автомобильных фабрик. Из США на кораблях привозились детали, а собирались машины уже на территории Ирана. Готовые машины перегонялись по маршрутам: Тегеран-Баку, Тегеран-Ашхабад и Тегеран-Тбилиси.
Поставка автомобилей — в первую очередь знаменитых грузовиков «студебеккер» — была очень важным подспорьем для сражающейся Красной армии. Достаточно, например, сказать, что к концу войны ВСЕ реактивные установки Красной армии (легендарные «катюши») ездили на шасси «студебеккера».
Благодаря советскому кинематографу мы привыкли представлять себе «катюшу» на базе грузовика ЗИС-6. В реальности таких «катюш» было выпущено около 600 штук. Все они сгорели в огне сражений 1941-1942 годов. Остальные же 20 000 «катюш», произведенные в 1942-1945 годах, ездили на «студебеккерах».

…. Я помню, как со времен «перестройки» СССР сотрясали дебаты на тему, а знал ли Сталин о грядущем нападении Германии, почему это произошло внезапно для Советского руководства, почему допустили захват советской территории до Москвы и т.п.
Из приведенного выше эпизода становится понятно, что руководство СССР не только готовилось к войне, но и планировало воевать вместе с Великобританией и США против Германии.
Но одно дело готовиться к войне — и совсем другое — быть готовым к войне.
И что бы не верещали леваки и коммунисты о грандиозных победах индустриализации и преимуществах советского строя — факты свидетельствуют совсем о другом.
И вся эта липовая индустриализация, построенная на крови и костях Русского народа не помогла продержаться Советскому Союзу на фронтах и трех месяцев. А сразу же после начала войны продукты стали распределять по карточкам.
Сравните эти факты с фактами из Первой мировой, когда Царская Россия не только не допустила оккупации, но не допустила даже перебоев в снабжении Армии и населения продуктами питания.

Кроме того, совокупный ВВП СССР и Великобритании был меньше, чем у Германии и её союзников, и поэтому даже чисто теоретически СССР не мог победить во Второй мировой войне.
И у меня нет ответа на вопрос из разряда конспирологии: а не преднамеренно ли пустили большевички Русскому народу кровь во имя своих каких-то интересов?

ЛИЗИНГ

Определенную роль внесли в победу на морях корабли малого класса: это и торпедные катера, и морские охотники, и минные заградители, и разведчики. Большая часть успехов Северного флота была достигнута благодаря ленд-лизовской технике и вооружению. Тральщики английской поставки сорвали в 1943 году масштабную минно-оградительную операцию подводных сил Кригсмарине на Северном морском пути. Гидролокаторы, полученные от союзников, спасли от гибели жизни десятков североморцев-подводников. С их помощью наши подводные лодки могли «видеть» под водой вражеские мины и уклоняться от них.
Американцы и англичане поставляли Советскому Союзу катера нескольких производителей: Elco, Higgins, Huckins Yacht Corporation и др.

Элько
Лодки Elco Naval Division были самыми длинными из трех типов лодок PT, построенных для флота, используемых во время Второй мировой войны — 24 метра. Мощность двигателя 1000 л.с. Лодки собиралтсь в деревяных корпусах, склееных из двух 25мм махагоновых досок, с пропитанным клеем холстом между ними.
Американцы научились делать катера и лодки из красного дерева у индейцев:

«Индейцы делают эти каноэ без использования каких-либо железных инструментов, только сжигая деревья внизу у корня, а затем управляя огнем … »

По своей прочности эти катера времен второй мировай войны не уступали стальным, и их появление всегда было внезапным для противника, так как радиолокаторы их не видели. Торпеды весом 1000 кг развивали скорость порядка 70 км.час, боеголовка весила более 200 кг. На катерах были зенитные пушки и пулеметы.

Катера типа «Хиггинс» были немного медлительнее «Элко», но не уступали последним в мореходности и маневренности, помогавшей уцелеть во время налетов авиации противника. «Хиггинсы» легко выдерживали 6-балльную волну и были способны к длительным автономным плаваниям. Некоторым из этих кораблей для передачи союзникам пришлось совершить самостоятельный 12-дневный переход через Атлантический Океан из Нью-Орлеана в Великобританию. 52 «хиггинса» отправились в СССР и 24 в Англию в качестве помощи по ленд-лизу.
В СССР они вошли в состав Северного и Тихоокеанского флотов под наименованием катеров типа «А-2».

Зачастую в поединок с воздушным противником приходилось вступать и торпедным катерам. Именно тогда выявились преимущества катеров американской постройки, имевших автоматические пушки, перед теми, чьи огневые средства были представлены одними лишь пулеметами. Наконец, успех действий катеров во многом зависел от их оборудования радиолокаторами.

На советских торпедных кораблях радары появились значительно позже, чем на американских. Примечательно, что «восперы», «хиггинсы» и «элко» (в сумме 186 единиц), которые США передали Советскому ВМФ по ленд-лизу, были оборудованы радиолокаторами SO-13 и системами опознавания «свой-чужой», а на нескольких кораблях в ходе модернизации установили РЛС типа SO-а. Благодаря радарам значительно возросла вероятность обнаружения противника в условиях плохой видимости.

В течение войны США и Великобританией было поставлено противолодочных кораблей 105 единиц; торпедных катеров 202 единицы; грузовых судов 90 единиц; подводных лодок 4 единицы; двигателей для катеров и кораблей 7784 штуки.
И это далеко не полный список.

*******

НАУКА В СССР

История ОКБ-172
Идея превращения науки и техники в отрасль рабовладельческого хозяйства оказалась достаточно плодотворной. В 1930-е годы секретные научно-исследовательские и проектные институты, конструкторские бюро в системе Гулага были созданы в Москве, Ленинграде, Таганроге, Ростове, на Селигере и во многих других местах Советского Союза.

Упадок в военной промышленности требовал принятия экстренных мер. Страна жила ожиданием войны, и нужно было искать экстренный выход из сложившегося положения. Выход был найден с помощью все того же НКВД, точнее его 4-го спецотдела, ведавшего особыми конструкторскими бюро.

В области морской артиллерии проблема была решена следующим образом. К середине 1930-х годов появились первые «шарашки» в области морского вооружения, что находилось в логике общей политики усиления Военно-морского флота.
В частности, на эсминцах впервые для кораблей этого класса предусматривалась замена палубных артиллерийских установок башенными установками калибра 130 мм. В Ленинграде основным разработчиком корабельной артиллерии стал завод «Большевик» (Обуховский завод), однако его инженерный корпус был значительно ослаблен репрессиями. Большое количество конструкторов и технологов оказалось в Гулаге.

В Положении об ОКБ УНКВД Ленинградской области говорилось:
Основной задачей ОТБ является устранение выявленных конструкторских дефектов в морских и береговых артиллерийских системах, изготовленных по чертежам ленинградского завода «Большевик», а также разработка проектов и рабочих чертежей новых артиллерийских систем и модернизация систем, состоящих на вооружении флота и береговой обороны.

ОТБ работало по плану, утвержденному 3-м Главным Управлением Наркомата оборонной промышленности.

Ведущим конструктором ОТБ с самого начала его работы был Сергей Иванович Лодкин, бывший конструктор Балтийского завода и ЛМЗ, арестованный в 1933 году. Он был обвинен в передаче сведений о нашем ВМФ чешской разведке, приговорен к 10 годам заключения и отправлен на строительство Беломоро-Балтийского канала. Катал тачку в Пиндушах, заработал туберкулез, в 1937 году привезен в Ленинград, в ОТБ, где возглавил работу по проектированию двухорудийной 130-мм башенной артиллерийской установки Б-2-ЛМ главного калибра для вооружения лидеров и эскадренных миноносцев.

Опытный образец был изготовлен на «Большевике» и ЛМЗ. Полигонные испытания опытного образца проводились с декабря 1940 по май 1941 года, корабельные испытания — во второй половине 1941 года в Севастополе.
По воспоминаниям бывших сотрудников ОТБ, заключенных специалистов под конвоем привозили для проведения испытаний на Ржевский полигон, инженеры шли на полигон, а конвой оставался ждать их у дверей (у заключенных «шпионов» допуск на полигон был, а у комсомольцев конвоя — нет).

Башенные установки Б-2-ЛМ были установлены на лидере «Ташкент» и использованы в морских сражениях Великой Отечественной войны. Как написано сегодня в книге по истории российского флота:
«В 30-е годы для нового поколения эскадренных миноносцев проекта 30 была создана 130-мм двухорудийная башенная установка, которая не имела себе равных по дальности стрельбы»*.

Когда у заключенного специалиста ОКБ-172 заканчивался срок, он оказывался перед выбором: или остаться работать в том же тюремном ОКБ-172 вольнонаемным сотрудником и делать привычную работу, или получить полную свободу и принять все тяготы жизни человека, имеющего судимость по политическому обвинению (ограничения по прописке, по выбору работы, клеймо «врага народа» и т.п.). Большинство выбирало «Кресты». Это было трудное решение, и многим давалось оно не просто.

В 1940—1950-е годы ОКБ—172 занималось разработкой трехорудийных башен, которые могли вести огонь как по надводным, так и по воздушным целям. Эти разработки, в конечном счете, не нашли своего воплощения в связи с принятой Н.С.Хрущевым установкой на свертывание программы строительства океанического военно-морского флота. Тем не менее, опыт ОКБ—172 в конструировании морской артиллерии, разработка новых технических решений обеспечивали технический прогресс отрасли и развитие ее теоретических основ.

В апреле 1953 года ОКБ—172 было расформировано, специалисты с неоконченными сроками заключения были этапированы и лагерную зону Металлостроя (Лагпункт Ленинградского УИТЛК, ныне учреждение УС-20/5), где их использовали в конструкторском бюро, работавшем по гражданским заказам (на базе института Гипропиинеруд).

«В нашем ОКБ работали два иностранца: болгарин Данко Иорданов, тоже коммунист, и немец Ульрих Келлер, специалист фирмы «Зульцер». Эта фирма поставляла в СССР дизели для морского флота. В 1936 году Ульрих Келлер в качестве представителя фирмы поехал в город Николаев, где его вскоре и арестовали, приговорив к шести годам заключения по обвинению в шпионаже. Когда в 1945 году Келлер предложил конструкцию дизеля для танков, то для осуществления идеи создали конструкторскую группу. Позже я узнал, что Келлера в 1947 году освободили, однако при этом предложили принять советское подданство. Он вынужден был согласиться, чтобы получить право на жительство в Ленинграде. В противном случае ему грозила пожизненная ссылка в Норильск».
Подробнее см.: Наука и жизнь, МОЯ «ШАРАШКА»

* Малоизвестные создатели боевых, кораблей: К 300-летию Российского флота. — М., 1996. — 160 с.; Морская артиллерия отечественного Военно-морского флота: Справочник. — СПб., 1995; Памяти судостроителей-жертв репрессий: Краткий справочник. — СПб., 1990. — 101 с.; Платонов А.В., Апрелев С.В., Синяев Д.Н. Советские боевые корабли. 1941- 1945 гг. / Вооружение. Вып. 4. — СПб., 1997. — 128 с.; Осинцев В.В. Артиллерийское вооружение современных российских кораблей. — СПб., 1994. — 38 с.; Оружие победы. — М., 19X7. — 509 с.

источник: Симоненков Валентин Иванович. Судьбы учёных в сталинских спецтюрьмах.

Русским людям необходимо помнить, что наша военно-морская наука, рассредоточенная в Остехбюро — спец.тюрьмах и «шарашках», правильно оценивала роль и значение корабельной авиации в будущей вооруженной борьбе на море.

Еще в далекие 20-е годы существовали планы переоборудования недостроенного линейного крейсера «Измаил» в авианосец на 40-50 самолетов.
Подтверждением этому служит и разработка в тридцатых годах эскизного проекта 71, по сути первого советского авианосца, который был включен в предвоенную программу строительства океанского флота. А в 1944 году появился проект нового корабля под номером 72.

Авианосец проекта 72
1944 год

Водоизмещение — стандартное — 23700 т. ; полное — 28800 т.; Длина — 224 м.; Ширина — 27,9 м.; Осадка — при стандартном водоизмещении — 7,23 м. ; при полном водоизмещении — 8,45 м.; Высота борта — 20,9 м.; Силовая установка — 4 главных турбозубчатых агрегата мощностью по 36 000 л.с., ; 8 котлов производительностью по 73 т/ч; Скорость — максимальная — 30 узл.; Дальность плавания — 18-узловым ходом 10000 миль ; Вооружение — 30 самолётов ; 16 (8 х 2) — 130-мм орудий (позднее — 8 х 2 — 85-мм) ; 24 (12 х 2) — 37-мм орудий ; 8 (4 х 2) — 23-мм орудий (позднее — 4 х 2 — 25-мм); Бронирование — борт — 90 мм ; полетная палуба — 30-мм ; ангарная палуба — 55-мм; Команда — около 2000 чел.

И только в 1953 году были возобновлены проектные проработки по легкому авианосцу, а в 1955 г. разработан его эскизный проект.
Однако, упомянутые проекты и проработки так и остались достоянием истории, поскольку в военное кораблестроение в очередной раз вторглись новые воззрения не только руководителей-политиков, но и «теоретиков», абсолютизировавших новые средства вооруженной борьбы — ядерное оружие, ракеты, атомные подводные лодки.
В семидесятые годы все же приступили к строительству «авианесущих крейсеров», но «кишка оказалась тонка», — старшее поколение ученых уже ушло, а новое еще не народилось. Поэтому при колоссальных затратах результата как не было, так и нет. Вот один из примеров:


ТАРКР «Леонид Брежнев» у достроечной стенки, иллюстрация из журнала Soviet Military Power 1987 года

«Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»

Корпус пятого по счёту тяжёлого авианесущего крейсера ВМФ СССР — «Рига» был заложен на стапеле Черноморского судостроительного завода 1 сентября 1982 года (город Николаев, Украинская ССР). Судовое оборудование и оснащение изготавливалось в Ленинграде на Пролетарском заводе.

От предшественников корабль отличался впервые обеспеченной возможностью взлёта и посадки на него самолётов традиционной схемы, модифицированных вариантов сухопутных Су-27, МиГ-29 и Су-25. Для этого он имел увеличенную полётную палубу и трамплин для взлёта самолётов.

Ещё до окончания сборки, после смерти Л. И. Брежнева, 22 ноября 1982 года крейсер был переименован в его честь. Спущен на воду 4 декабря 1985 года, после чего продолжалась его достройка.

4 октября 1990 года корабль переименован в очередной раз (4-й) и стал называться «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».
20 января 1991 года корабль был официально сдан и зачислен в состав Северного флота[22] В 2000 году участвовал в крупных учениях, в ходе которых погиб атомный ракетный подводный крейсер К-141 «Курск», принимал участие в спасательной операции.

Часть 5.

alexsrb

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *