Влияние пенсионной системы на рождаемость и здоровье нации

Грядущее повышение пенсионного возраста, на 5 лет для мужчин и на 8 лет для женщин, обычно рассматривают с точки зрения ущерба, наносимого будущим пенсионерам. У каждого мужчины оно отбирает как минимум 600 тыс. рублей, а каждой женщины – почти 1 млн. рублей (на самом деле больше, если учесть налоговые льготы для пенсионеров, компенсацию за лекарства и т.п.). Однако пожилые люди в России (даже если живут отдельно от детей), как правило, являются частью «большой семьи», куда входят дети и внуки, поэтому удар, нанесенный по ним, неизбежно отразится и на молодежи, повлияв в том числе на рождаемость. Если правительство всерьез надеется, что материнский капитал в размере 450 тыс. рублей способен ощутимо стимулировать рождаемость, то изъятие из семейного бюджета суммы в полтора-два раза большей, очевидно, должно не только обнулить эффект от материнского капитала, но и дополнительно уменьшить рождаемость в миллионах «больших семей». К сожалению, у наших уважаемых российских министров, законодателей и лидеров общественного мнения слишком много дел, и не всегда хватает времени и свободных ресурсов мозга, чтобы разобраться с отдаленными последствиями своих мудрых инициатив. Давайте подробно рассмотрим те последствия этой меры, которые интуитивно не очевидны и требуют некоторого размышления для своего понимания. Для начала их просто перечислим, и если что-то в этом списке поначалу покажется нелепым и невероятным, то имейте терпение дочитать до конца: все необходимые аргументы будут представлены.


1) Повышение пенсионного возраста негативно повлияет на рождаемость в РФ. Через поколение мы получим снижение экономического потенциала и обороноспособности страны. Таким образом, данная мера противоречит государственной политике по стимулированию рождаемости и во многом обнуляет ее.

2) Негативное влияние на рождаемость будет избирательным и ухудшит здоровье новых поколений. А именно, в новых поколениях уменьшится доля здоровых детей и повысится доля детей болезненных, страдающих хроническими заболеваниями, имеющих генетические отклонения и врожденную предрасположенность к асоциальному поведению (в т.ч. алкоголизм, наркомания). Экономия на пенсиях впоследствии будет перекрыта повышением расходов на здравоохранение и соцобеспечение инвалидов, а также падением ВВП из-за снижения трудоспособности населения.

3) Ущерб, наносимый повышением пенсионного возраста (включая тот, что перечислен в п. 1 и 2) не равным образом скажется на разных национальностях РФ. Больше всего пострадают «стареющие» народы с низкой рождаемостью, где много стариков и относительно мало молодежи. Меньше всего пострадают «молодые» народы с высокой рождаемостью, где мало стариков и много молодежи. Это еще больше увеличит разрыв в рождаемости между «стареющими» и «молодыми» народами РФ. Данный эффект только усугубится, если все средства, недоданные старикам, перелить в детские пособия. Таким образом, эта мера, по факту, выглядит как инструмент межэтнической войны, способствуя геноциду «стареющих» народов РФ и расчистке жизненного пространства» для «молодых» народов.

Назойливая пропаганда необходимости повышения пенсионного возраста ведется лагерем «либеральных экономистов» уже как минимум десятилетие. Но помимо «лобового» натиска, все эти годы прилагались колоссальные усилия, чтобы дезориентировать социальные группы, которым объективно не выгодны любые антипенсионные меры. В публицистике на эту тему часто можно было увидеть попытки зомбировать молодежь, чтобы она видела причину своих бед в жалких пенсиях стариков, а не в миллиардах, уводимых компрадорами в оффшоры или распиливаемых чиновниками под предлогом затратных государственных проектов. Патриотов и националистов настраивали против пенсий под соусом «улучшения демографии». Типичные заходы пропаганды: «Если отменить/урезать пенсии, то люди для страховки начнут плодить больше детей»; или: «Было бы полезнее направить пенсионные деньги на детские пособия». В антипенсионной пропаганде использовался также универсальный предлог «борьбы с советчиной»: «Пенсии – это пережиток мерзкого Совка и их следует уничтожить, как и всю прочую большевистскую заразу». Такого рода заходы стали главной причиной, побудившей меня несколько лет назад включиться в полемику с распространенным в блогосфере специфическим «антисоветизмом для идиотов».

В качестве примера приведу мою полемику с публицистом, который «на полном серьезе» предлагал отменить пенсии, чтобы стимулировать русских к деторождению. В указанной статье перечислены дополнительные, не вполне очевидные полезные функции, которые несет в себе пенсионная система РФ, удар по которым будет иметь массу негативных последствий, в том числе снижение рождаемости и ухудшение здоровья нации.

Но сейчас мы сосредоточимся на более узкой теме: значение пенсий, которые получают мужчины в возрасте от 60 до 64 лет и женщины в возрасте от 55 до 62 лет, на которые сегодня покушается государство. Давайте для удобства договоримся называть людей, попадающих в указанные возрастные диапазоны, «нестарыми пенсионерами». Большинство людей в эти годы имеет уже вполне зрелых детей, а также внуков разного возраста, от младенцев до совершеннолетних, уже начавших обзаводиться собственными детьми. Чтобы анализ был более конкретным, давайте отталкиваться от женского возраста, поскольку возраст мужчины сложнее привязать к возрасту его потомства. Это тем более важно, что именно ранний выход женщин на пенсию чаще всего подвергается критике (в связи с тем, что продолжительность жизни женщин в РФ значительно больше, чем у мужчин).

Влияние на рождаемость

Типичная ситуация: «бабушке» исполняется 55 лет, ее дочери в этот момент – 20-35 лет, и она либо планирует замужество и первого ребенка, либо решает, заводить ли ей второго-третьего ребенка. Естественно, дочь при этом учитывает фактор бабушки. Какие здесь могут быть варианты?

Вариант 1: бабушка уходит с работы, живет на пенсию, а в освободившееся от работы время помогает дочери с детьми. Нестарые пенсионеры важны для молодой семьи не только в финансовом отношении, но и как помощники в воспитании детей. Традиционный вариант, когда муж из своих доходов полностью обеспечивает семью, а жена спокойно выполняет роль домохозяйки и воспитательницы, для большинства российских семей недоступен. Детский сад тоже не решает проблему на 100%, поскольку детсадовские дети часто болеют и кому-то (обычно матери) приходится с ними часто сидеть дома. Работодатели на это реагируют обычно плохо, даже если мать прикрывается официальным больничным по уходу за ребенком. Бюджетникам в этом плане проще, а в бизнесе это может повлечь за собой увольнение, перевод на менее денежную должность или сокращение зарплаты. Пока в семье есть дети дошкольного возраста, один из супругов не сможет полноценно работать и зарабатывать, если под рукой нет бабушек-дедушек, готовых в любой момент прийти на помощь.

Нанять няньку далеко не все семьи могут себе позволить. А вот если бабушка прекращает работать, то из нее получается идеальный беби-ситтер. Ее дочь получает возможность как можно скорее после родов выйти на работу и вкалывать на все 100%. Экономике от этого только плюс: с ребенком сидит престарелый и уже не такой эффективный работник, что дает возможность интенсивно трудиться молодому работнику, полному сил и лучше адаптированному к современной технической среде.

Вариант 2: бабушка выходит на пенсию, но продолжает работать или подрабатывать, а получившийся избыток в размере пенсии идет в помощь молодой семье. Эти деньги позволят семье компенсировать расходы на няньку или недополученную супругой зарплату.

В обоих вариантах достижение бабушкой пенсионного возраста становится для следующего поколения семьи основательным мотивом завести дополнительного ребенка, поскольку снимает часть тягот и расходов, связанных с его воспитанием. Дочь уверена, что через 1-2 года после рождения ребенка сможет снова выйти на работу, возобновить движение по карьерной лестнице и полноценно зарабатывать. А если «бабушка» остается работать, то хотя бы сможет помочь деньгами, поскольку у нее появляется добавка в виде пенсии.

Как это будет выглядеть после переноса пенсионного возраста? В лучшем случае, семья просто не получит ожидаемых бонусов, если бабушка в 55 лет находится в трудоспособном состоянии и работодатель не вышвырнул ее с работы. В худшем случае, бабушку придется кормить за счет тех денег, которые могли бы обеспечить рождение и воспитание ребенка. А ребенок так никогда и не родится, или его рождение будет отложено на 8 лет (что, помимо прочего, создает дополнительный риск для его здоровья из-за возраста матери).

Люди резко разнятся друг от друга по изначальным ресурсам здоровья, заложенным в наследственности, и по тому урону для здоровья, который понесли в течение жизни (включая и профессиональную деятельность). Я, к примеру, судя по предкам-долгожителям, сохраню работоспособность до 85 лет, а проживу до 90 и более, а мой коллега на днях попал в онкологию, едва достигнув 50 лет. Нестарый пенсионер может оказаться как полным сил бодрячком, способным и желающим и далее работать в своей профессии, так и полной развалиной, из последних сил дотянувшей до пенсионного рубежа. Но в любом случае те 10-20 тыс. рублей в месяц, которые составляет обычная трудовая пенсия, не окажутся для него и его семьи лишними. Если он продолжает работу, то пенсия станет тем бонусом, который он может потратить на своих детей и внуков; если не может работать, то пенсия избавит детей и внуков от расходов на его содержание (или хотя бы сократит эти расходы).

Нестарых пенсионеров в семье может оказаться двое, что увеличивает ежемесячный бонус до 20-40 тыс. рублей, а интегральный – до 1,5-3 млн. рублей. Эти добавленные или сэкономленные деньги для потомков нестарого пенсионера составляют Ресурс. Этот Ресурс можно потратить на выращивание уже имеющихся детей, чтобы сделать их более здоровыми и образованными. Или он может стать определяющим фактором при решении, заводить ли следующего ребенка. И наоборот, потеря (неполучение) этого ресурса сократит возможность обеспечивать имеющихся детей или заставит отказаться от обзаведения новым ребенком. При этом здоровый и зарабатывающий нестарый «пенсионер без пенсии» уменьшит свой вклад в семейный бюджет внуков, не сможет им помочь в должной мере, а больной и неработающий – ляжет бременем на их бюджет и, фактически, займет в графе «расходы» место нерожденного ребенка. Вот вся цена рассуждениям о том, что «отмена пенсий повысит рождаемость». Теоретики не учли, что большинство людей в России включено в «систему сообщающихся сосудов» между поколениями, так что ресурсы, отбираемые у стариков, в конечном итоге превращаются в ресурсы, отнятые у молодежи репродуктивного возраста.

Здесь возникает вопрос: насколько вообще значим этот вклад – 10-20 тыс. рублей в месяц? Приходится встречать с комментаторов, которые утверждают, что эта «жалкая» сумма совершенно ничтожна, что ее потеря, максимум, заставит кого-то отказаться от лишнего визита в ресторан или отложить обновление айфона. Для кого-то это действительно так, но такие люди (особенно в старших поколениях) составляют меньшинство, и не о них у нас идет речь. Ознакомьтесь по ссылке (doc-файл) с официальной статистикой среднедушевых денежных доходов (не путать с зарплатами). 27,6% граждан России получают в месяц менее 15 тыс. рублей. 41,4% получает менее 25 тыс. рублей. Половина страны (50,8%) получает менее 30 тыс. рублей на члена семьи. Понятно, что при таких доходах прибавка в семейную копилку (или экономия) 10-20 тыс. рублей – это существенный бонус, особенно в депрессивных регионах. А прибавка (или экономия) ежемесячно 20-40 тыс. рублей от двух пенсионеров, интегрально 1.5-3 млн., – это вообще «суперприз», который гораздо скорее подвигнет молодую семью на обзаведение новым ребенком, чем втрое-вшестеро меньший «материнский капитал» и скаредное пособие на ребенка.

Итак, мы разобрались с тем, что повышение пенсионного возраста окажет негативное влияние на рождаемость в России, заставит многие семьи совсем отказаться от рождения новых детей или перенести это рождение на более поздние сроки. Теперь перейдем к негативному влиянию этой меры на показатели здоровья рождающихся младенцев.

Влияние на здоровье детей

Во-первых, на здоровье детей негативно скажется уменьшение ресурсов, доступных семье. Семьи смогут меньше средств потратить на качественное питание, на медицину, на спорт и оздоровление детей. Учтите при этом, что для большинства российских семей главной статьей расходов являются расходы на питание, и сокращать расходы особо уже не куда, только в ущерб здоровью.

Во-вторых, на здоровье младенца плохо повлияет само по себе откладывание рождения ребенка на более поздние сроки — «пока бабушка не получит пенсию». У женщины, рожающей в 25, ребенок будет здоровее, чем у женщины, рожающей в 33. А если рождение ребенка сдвигается с 30 до 38 лет, то резко увеличивается риск наследственных аномалий (например, болезни Дауна). А именно к таким сдвигам во многих семьях приведет перенос пенсионного возраста для женщин с нынешних 55 лет до планируемых правительством 63 лет. Это, кстати, научно-проверяемое утверждение: гарантирую, что через несколько лет после повышения пенсионного возраста в России начнется рост числа позднерожденных младенцев с синдромом Дауна и другими врожденными проблемами. Хотелось бы, чтобы в народе их называли «детьми Медведева» или хотя бы «детьми Кудрина». Или «детьми Высшей школы экономики» (и дать им всем право бесплатно учиться в ВШЭ за счет ее руководителей).

Откуда взялись «55 лет»?

В этом контексте, кстати, получает свое обоснование ранний выход женщин на пенсию. Почему в СССР, где не хватало рабочих рук и всех старались запрячь на производстве, женщин освободили от труда еще в относительно трудоспособном возрасте? Женщины и тогда жили, в среднем, дольше мужчин. Похоже, что возраст 55 лет был установлен не исходя из текущей продолжительности жизни, а сообразуясь с более фундаментальными параметрами, такими как периодичность смены поколений и продолжительность репродуктивного периода. Ранее мы уже затронули эту тему. Если женщине 55 лет, то ее старшей дочери, скорее всего, уже исполнилось 30-35 лет. Это последний срок, когда она может родить здорового ребенка и повысить такой важный демографический показатель, как количество рождений в расчете на 1 женщину. Чтобы стимулировать ее на такой шаг, советское государство преподносит семье подарок в виде бабушки-пенсионерки. А если этот «подарок» будет отодвинут по срокам на 8 лет, как хотят сделать сегодня, то старшей дочери исполнится уже 38-43 года. С большой вероятностью, в этом возрасте она или вообще не решится рожать дополнительного (второго-третьего) ребенка, или этот ребенок родится инвалидом.

Теперь немного о пенсионном возрасте для мужчин, — предполагая, что он в СССР тоже определялся не только медицинскими, но и репродуктивными соображениями. Репродуктивный период жизни у мужчины длится значительно дольше, чем у женщины, поэтому точную привязку пенсионного возраста к предполагаемому возрасту потомства провести нельзя. Но его можно привязать к возрасту супруги. Мужчина в браке обычно немного старше жены, «примерно лет на пять», вот и получаем 60 лет – средний возраст мужа женщины, которая уходит на пенсию в 55 лет, чтобы стимулировать на деторождение семьи своих старших детей (которые скоро выйдут из репродуктивного возраста). Пенсионный бонус, работающий на благосостояние молодой семьи, таким образом, удваивается, что увеличивает стимул к деторождению.

Адресность поддержки

Человек простодушный может спросить: «А зачем советским планировщикам нужен был такой косвенный хитромудрый способ стимулирования рождаемости, если те же деньги можно было направить прямо к молодым семьям, через детские пособия?» Проблема возникает тогда, когда обществу полезно стимулировать рождаемость не во всех вообще семьях страны, но политические ограничения или идеологические догмы не позволяют это делать «открытым текстом». Разберемся, какого рода адресность была заложена в этот механизм.

Первый аспект адресности. С пенсионным бонусом (в отличие от обычных детских пособий) связан отбор по здоровью, трудолюбию и приверженности семейным ценностям. Понятно, что этот бонус будет максимальным у тех семей, где старики, во-первых, дожили до пенсии; во-вторых, еще достаточно здоровы, чтобы помогать детям и внукам; а в-третьих, всю жизнь не лодырничали, а усердно работали, платили налоги и получили не самую низкую пенсию (в СССР не работавшие официально граждане могли вообще остаться без пенсии). И этот бонус заработает, только если разные поколения семьи солидарны, дружны и нацелены помогать друг другу. Соответственно, и дети, рождающиеся под влиянием пенсионного бонуса, будут в среднем более здоровыми и более приверженными семейным и трудовым ценностям, чем «обычные» дети. Если эту адресность отменить, а сэкономленные на пенсиях деньги раздать на детские пособия, то в равной мере будут стимулироваться рождения в болезненных и асоциальных семьях, что обществу не слишком выгодно.

Второй аспект адресности, гораздо более важный. Этот бонус ощутимее всего для тех семей, социальных групп и народов, где много стариков и мало детей. То есть, он больше всего стимулирует рождаемость именно в тех группах населения, у которых она ниже всего и которые действительно нуждаются в таком стимулировании. Если вы хотите стимулировать рождение 8-го ребенка у неработающей домохозяйки в горном ауле, то раздавайте детские пособия. А если вы хотите, чтобы семьи работающих, европеизированных и образованных горожан решились завести второго-третьего ребенка, а горные аулы при этом ничего не получали, но и не возмущались, то вам лучше направить средства в эти семьи косвенным пенсионным путем. От пенсий больше всего выигрывают «стареющие» народы, с низкой рождаемостью, где стариков примерно столько же, сколько детей. От детских пособий больше всего выигрывают «молодые» народы, с высокой рождаемостью, где стариков значительно меньше, чем детей. Если у пенсионеров отнять все деньги и обратить их в детские пособия, то это ударит прежде всего по «стареющим» народам, и разрыв в рождаемости между ними и «молодыми» народами только увеличится.

В позднем СССР, как известно, сократилась рождаемость европейского населения, в значительной мере переселившегося в города, на фоне колоссального роста населения в сельской Средней Азии и на Кавказе. Советские руководители были этим озабочены, поскольку, несмотря на всю многонациональную демагогию, прекрасно понимали, чем это грозит. Они также понимали, что за счет многодетных семей проблему не решить: в массе русские горожане по 5-8 детей на семью иметь не будут. В отношении европейского урбанизированного населения гораздо более реалистичный и надежный способ повысить рождаемость – стимулировать рождение хотя бы 1 дополнительного ребенка на каждую женщину в каждой семье. Таким стимулом сможет стать «фактор нестарой бабушки». С этим и было связано сначала установление низкого пенсионного возраста для женщин, а затем его сохранение, несмотря на опережающий рост продолжительности жизни у советских женщин. Таким завуалированным путем средства направлялись в городские европейские семьи, по возможности минуя Кавказ и Среднюю Азию. Нетрудно сообразить, что от пенсионного бонуса больше всего выигрывают образованные горожане и «стареющие» европеизированные народы, где женщины в массе работают, а не сидят дома. Наоборот, для «молодых» архаичных народов, где женщины в основном – неработающие многодетные домохозяйки, этот бонус минимален.

Соответственно, отмена пенсионного бонуса сильнее всего ударит по его нынешним выгодополучателям. Перелив отнятых у пенсионеров денег в детские пособия ситуацию только усугубит. Последнее может быть неочевидно, поэтому давайте проведем небольшой расчет.

Пусть у нас имеется типичная семья «стареющего» народа с нулевым приростом населения. В каждом поколении по 2 человека: дедушка и бабушка пенсионного возраста, работающие папа и мама, 2 ребенка. Пусть пенсия у каждого пенсионера составляет 20 тыс. рублей (т.к. люди усердно работали, и просто для круглости цифр). Тогда на каждого ребенка в этой семье приходится по 20 тыс. пенсионного бонуса. Пусть рядом живет типичная семья из «молодого народа» с высокой рождаемостью, по 4 ребенка на семью. Это значит, что на каждых 2-х пенсионеров будет приходиться 4 родителя и 8 детей. На каждого ребенка в этой семье приходится по 5 тыс. пенсионного бонуса. Это наглядная иллюстрация адресности пенсионного бонуса: для «стареющих» и малодетных народов он, в расчете на ребенка, в несколько раз больше, чем для «молодых» и многодетных.

Допустим теперь, что пенсионеры лишились пенсий, а все сэкономленные средства доброе правительство направило на детские пособия, разделив их поровну между всеми детьми. Тогда, в нашем примере, совокупный пенсионный бонус в 80 тыс. делится на 10 детей. На каждого ребенка приходится по 8 тыс. По сравнению с первым случаем, семья «стареющего» народа потеряла в сумме 24 тыс., или 12 тыс. в расчете на каждого ребенка. А семья «молодого» народа приобрела те же 24 тыс., по 3 дополнительных тыс. на каждого ребенка. Для нее этот бонус, может быть, не так и существен, но вот удар по бюджету семьи «стареющего народа» получился вполне ощутимый. Получается, что перелив пенсий в детские пособия лишь увеличит разрыв в рождаемости между «стареющими» и молодыми народами.

Что касается справедливости того или иного способа перераспределения денег, то нужно принять во внимание, что подавляющее большинство получателей трудовой пенсии в РФ – представители «стареющих» народов, и что они заработали свои пенсии многолетним трудом и выплатой отчислений в пенсионный фонд. Не их вина, что правителями эти деньги были разворованы и разбазарены, ибо никто в здравом уме не назовет Россию демократической страной, где население имеет возможность на что-то повлиять. Если выплата детских пособий – это безвозмездный и ничем не заслуженный дар со стороны налогоплательщиков, то трудовые пенсии – это выплата долга, возвращение того, что людям и так принадлежит по праву. На этом фоне, перелив пенсий в детские пособия – это не перенаправление «подарка», принадлежащего государству, а ограбление «стареющих» народов, с целью дополнительно снизить их рождаемость и ухудшить здоровье новых поколений, и передача этих средств «молодым» народам, с целью еще больше повысить их рождаемость и улучшить здоровье молодежи.

Далеко не случайно в РФ, как правило, одни и те же люди и разрушают пенсионную систему, и защищают убийственную для страны миграционную политику. И те и другие меры – инструменты перекройки этнической карты РФ, геноцида европеизированных «стареющих» народов и замены их на «молодые» народы с архаичными культурными ценностями.

Миф о негативном влиянии пенсий на рождаемость

Популярный миф антипенсионной пропаганды – «рождаемость снижается из-за пенсий, поскольку люди в старости могут обойтись без поддержки детей». На самом деле в развитых странах спад рождаемости начался значительно раньше, чем трудовые пенсии стали массовым явлением, и связан этот спад с урбанизацией. Как я объяснил выше, пенсии, увеличив ресурсы семей и разгрузив молодежь, наоборот, отчасти снизили величину спада рождаемости. Собственно, коренная проблема старости – это не безденежье само по себе, а слабость и болезненность (которые и приводят к невозможности зарабатывать). И любой человек понимает, что пенсией эти проблемы не решаются, и ему все равно в глубокой старости понадобятся помощь и уход со стороны близких людей. Так что мотив к деторождению пенсии не отнимают. Они лишь облегчают молодым поколениям заботу о стариках и дают им возможность больше ресурсов уделять своим детям.

Итак, резюмируем. Относительно ранний возраст выхода на пенсию, унаследованный современной РФ от СССР, это, помимо прочего, элемент советской демографической политики, нацеленный на то, чтобы частично исправить перекосы советской же национальной политики. Назначение этого инструмента – адресно повысить рождаемость в семьях «стареющих» народов, а также в европеизированных, городских и образованных семьях, где показатели рождаемости естественным образом снижаются. Стимулирование рождаемости по пенсионному каналу автоматически идет в адрес тех групп населения, которые в этом действительно нуждаются, и лишь в малой степени затрагивает «молодые» народы с высокой рождаемостью. Можно гарантировать, что отмена этого механизма «внезапно» и «неожиданно» повлечет за собой снижение рождаемости у большинства народов РФ и ухудшение здоровья новых поколений.

kornev

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *