Великий и могучий

В начале войны к нам во двор переехала группа семей из Западенщины. Люди как люди, только детей у них много, почти как у цыган, и говорят на каком-то наречии. Это странная смесь из русского, польско-украинского и русских матов. Непонятно, за какие заслуги им давали квартиры в нашей местности, но, видимо, были какие-то, перед Отечеством. Я думаю, главная их заслуга была в том, что они не считают себя русскими и рискнули в это опасное время ехать на Донбасс, где, по слухам, выдают по клаптику земли и двух рабов впридачу.

И вот прошло 5 лет. Я замечаю, что теперь дети их во дворе говорят на суржике только с родителями, а чуть те отвернутся – переходят между собой на русский. Ну удобней им так, понятней друг для друга. Это при том, что все наши школы перевели на украинский язык обучения. Вот как, скажите, дети, у которых родной язык украинский (ну типа, будем называть так тот страшный суржик, на котором они все общаются), в семье говорят на украинском, в школе обучаются на украинском, — переходят на русский язык? Сами по себе, никто их не заставляет.

Жены этих мужчин-западенцев тоже стараются между собой на русском говорить, так им кажется приличнее, что ли.

julija-welboy

2+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *