О декадентских буднях

Читаю 2-ой том альманаха «Литературное наследство» / РАПП и Ин-т ЛИЯ Комакадемии; Обл. работы И.Ф.Рерберга. – М.: Жур.-газ. объединение, 1932. – 266 с., ил. – 6 000 экз. – (Лит. наследство / Редкол.: Л.Авербах, И.Ипполит (Ситковский), Ф.Раскольников; Отв. ред. И.Ипполит; Зав. ред. И.Зильберштейн; Т. 2).

Из письма писателя Леонида Андреева своему другу, сентиментальному буревестнику революции, Максиму Горькому, 11 февраля 1908 года. Тяжка ты, доля литераторская в серебряновековой России-матушке. Эко человек пострадал, да наскорбелся. И после этого мы удивляемся случившимся революциям? — когда властителей дум скопом можно было на «Пряжку» свозить, не ошибешься.


«… у меня сейчас форменная астма, и голова, как еврейская квартира после погрома, и ноги, как испорченные шпингалеты, — но разве это настоящая плата за все содеянное мною и надо мною? Был целый месяц, когда разум мой просто-напросто мутился. Потом тоска, удивительная тоска, когда однажды почувствовал я, что дошел до предела скорби, до того таинственного предела, который отделяет скорбь от чего-то нового, непостижимого, не то смерти, не то жизни. Потом пил я — по три-четыре дня, сперва рюмками, а потом коньяк, стаканами. Потом жен­щины — ряд мыльных пузырей, за которыми гонялся я, задрав кверху пьяно-плачущую рожу, и от которых теперь и на языке, и на сердце вкус дешевого мыла.»


Чудесные картинки! Право же, не знаю каково бывало в квартире местечкового еврея после погрома (хотя, догадываюсь что неуютно), но вот после коньяка глушимого стакАнами четверо суток кряду — всенепременно карачун на голову наступит. Ловля радужных мыльных женщин, парящих невозбранно под потолком и задевающих люстру, также впечатляет. Стильные глюки, талант.

breviarissimus

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *