Вайсберг или конец свободной любви

Продолжаем подводить итоги 2017.


Переворот года — Weinsteingate.

Вообще-то, совершенно логично, что именно США стали эпицентром нового понимания медиа-реальности, а также разделения полов по обязанностям и правам.

Как мы все помним скандал с Харви Вайнштейном поднялся на тот уровень, где бурю уже не остановить.

Собственно, голливудский продюсер, как публичное и крайне властное лицо, — лишь вершина гигантского айсберга. Поэтому я бы назвал это не странным для русского уха Вайнштайнгейтом, а скромным «Вайсбергом».

Как я писал, еще за пару недель до начала  массовой истерии, в США с весны началась эпидемия. На карандаш попадают все. Lifehack.

Простой способ: снять неугодного человека, лишить топа золотого парашюта, быстро разрушить медийный образ и еще тысяча приятных мелочей. Все это о нем, о нашем родном харрасменте.

Чем подступающий к титанику романтических привязанностей сильных мира сего грозит притаившийся в тиши океана «вайсберг»?

Похоже, уже все осознали нюансировку.

Перечислю самые очевидные следствия принятия факта новой реальности.

На линию огня попадает любой мужчина или женщина (такие случаи уже тоже есть), с которого (которой) есть, что взять. По существу абстрактные домогательства превращаются в столь же абстрактную нерукопожатность и вполне конкретные гонения. Вплоть до вычеркивания имени из истории.

Абсолютно любого человека можно произвольно опустить до плинтуса. Сделать сие вызывающе просто: рычагом из морального негодования, небольшого чучела Трампа (в случае США) и истошного/бессмысленного крика в прессе. Ключевой ингредиент — фигурка действующего клоун-президента, — то самое, чего не хватало для вывода усилий на мировой уровень.

В моменте придумать, как именно защититься, особенно популярным публичным фигурам — невозможно. Причем это стремительно распространяется на другие сферы человеческой деятельности. Т.е. фраза «There is no such thing as bad publicity» становится неверной. Теперь таких вещей слабо определимое (в пределе — бесконечное) множество. Я думаю, любому цивилизованному человеку можно вменить в вину произвольное количество грехов.

Следствием первых двух тезисов является третий: в странах считающих себя в состоянии обеспечить главенство закона, неизбежно все эти вещи будут стремиться к формализации. Брачные договоры себя хорошо зарекомендовали, самое время составлять дружеские и любовные.

Причем тут нет ничего нового, на самом деле. В европейском обиходе всегда были записанные отношения.

Когда я об этом сказал в прошлый раз, читатели почему-то отреагировали так будто это шутка. Однако обилие юридических соглашений между партнерами в гей-браках ведет к максимальной либерализации и внесению бумаг в обиход и гетеросексуальных пар.

На эту тему уже выработана богатая судебная практика.

На европейском социальном полигоне уже об этом подумали и всё решили.

Теперь перед половым актом партнерам нужно будет подписывать специальное соглашение. Пока без нотариуса.

Закон должен вступить в силу в июле 2018 года. Шведское правительство своеобразно, единственно возможным способом, отреагировало на акции сексуального насилия, домогательства в США и других странах.

В будущем женщинам уже не нужно будет однозначно выражать несогласие вступить в акт, чтобы его можно было признать изнасилованием. Закон будет распространяться не только на случайные связи, но и на пары, состоящие в отношениях, и даже на супругов.

Хм.

Вопросов, конечно, много. Например, что делать, когда бумага подписана, а человек уже перестал быть интересен. Или нет возможности найти ручку и бумагу в обстоятельствах взаимного притяжения.

Предполагаю, что контракты со временем могут стать очень объемными. Появятся типовые приемы и шаблонные обороты. Соглашения о неразглашении конфиденциальной информации.
К семейным «рамкам» нужно будет стыковать допники 🙂

Досогласовывать условия, переводить любовные отношения в брачные и обратно.

Интересно, что именно можно будет туда вносить. Будут ли обозначены четкие временные границы доступа к телу, детали чего нельзя делать (иначе изнасилование, как мы помним), а также обязательные действия перед и после близости.

Лучшее развлечение для оказания услуг прокатным андроидом.

Разумеется, как и все начинания, направленные на «счастье и равноправие» женщины, это конкретное работает и против того и против другого.

Кроме тяжелого преступления изнасилования, крайне сложного для однозначной трактовки в отдельных случаях, теперь есть «латентное изнасилование». Вообще туманное. Оба участника близости теперь должны по крайней мере нервничать. У акта насилия, как показала практика последнего полугодия, нет срока давности.

Вайсберг в социальном смысле представляет собой анти-Вудсток.

В 2017 году лавочку, открытую 50 лет назад, аккуратно прикрыли.

Например, уже сейчас до всяких договоров и нотариусов ясно: статусным и одиноким женщинам, представленным целым классом в странах первого мира, после вайсберга не повезло. Им и так нелегко строить личную жизнь (см. «Москва слезам не верит»), а тут нужно стратегически планировать каждый ход, как бы кто чего не измыслил лишнего.

А уж с бумагами … караул.

Андроиды, как и было сказано.

mikaprok

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *