Русский мир Николая Данилевского

Есть книги, свежесть мысли в которых увеличивается с каждым годом, а лучше… —столетием. Каждое новое поколение заново открывает то, что написали наши уже далекие по времени соотечественники, — и удивляется, насколько точно, ясно и по-современному мылили авторы этих книг. К этому ряду несомненно относится и Николай Яковлевич Данилевский: 150-летие выхода его главного труда «Россия и Европа» мы будем отмечать через пару лет.


А в этом году мы отмечаем 195-летие
со дня его рождения, и в Крыму, где жил и творил этот мыслитель, первые
числа декабря считаются «данилевскими»: в эти дни уже много лет Русская
община Крыма, ученые, политики, журналисты собираются, чтобы «под
крылышком» Николая Яковлевича вновь попытаться отыскать место России в
современном мире, оттолкнувшись от чеканных формул, данных Данилевским.

Считается, что родился он 10 декабря. «Нет-нет, — горячо возражает Инна Михайловна Рау-Данилевская,
правнучка Николая Яковлевича, приехавшая нынче на Данилевские чтения из
Германии. — В бумагах всё напутали! Он родился 4 декабря по старому
стилю, а крестился — шестого»…

Но оставим эти споры ученым — по большому счету, не так важно, когда
родился тот, кто сумел сформулировать русскую сущность России; куда
важнее, какой след он оставил после себя. А ведь совсем недавно уже
казалось, что имя его стерто временем, засыпано пеплом истории. Но имени
Данилевского не суждено было затеряться: пришли молодые ребята,
наткнулись на небольшую книжку, показалась сложной, забыли… А потом
судьба снова толкнула к этим страницам: мир стал меняться, а почему и
зачем, как раз Данилевский и объяснил в той своей книге, написанной за
многие десятилетия заранее.

Сергей Киселев, ныне доцент Крымского федерального
университета, сегодня рассказывает, как он не просто открыл для себя
этот труд ученого, но и с товарищами отыскал место его захоронения — в
бывшем имении ученого, в Мшатке, что на Южном берегу Крыма. Там был
пионерлагерь им.Комарова, начальство пошло навстречу…

В общем, сейчас это небольшой по размеру и скромный памятник в месте,
где было семейное кладбище. Вокруг горы, лес, тишина… Сейчас земельный
участок принадлежит санаторию, который перешел во владение МВД России.
Наверное, есть смысл изъять эти сотки земли в республиканскую
собственность, создать мемориал, достойный масштабу личности ученого…

Кстати, а почему до сих пор ни одно учебное заведение не носит его
имя? Нет ни одной улицы, сквера, парка, катера, в конце концов? Нетрудно
ведь…

Об этом говорили члены Русской общины Крыма, все неравнодушные люди,
которые вчера пришли поклониться памяти ученого на место его
захоронения. Благодаря их стараниям и во многом средствам семьи
Данилевского, потомки которого в основном сейчас живут за рубежом, есть
этот памятник, который поддерживается в достойном состоянии.

Накануне, в четверг, в республиканской научной библиотеке им. Франко
прошла видеоконференция с московскими учеными и политологами —
интернет-технологии позволили политологу Сергею Михееву, философу, политологу и журналисту Борису Межуеву и главреду сайта «Русская Idea» Любови Ульяновой поучаствовать в живом разговоре, который с крымской стороны вел Андрей Никифоров.

Сергей Михеев, как всегда, говорил жестко:
«Системной политики, которая бы кореллировалась с концепцией Русского
мира, не существует, возвращение Крыма — счастливая случайность». Он
считает, что причина тому — отказ от собственного проекта, потеря
политической воли, осознанная зависимость от внешнего влияния. «Все
бросаются тушить пожар, а так — делаем вид, что все идет нормально. Если
чего-то достигаем, то — вопреки, а не благодаря».

Борис Межуев напомнил, что в сегодняшнем дне «мы
видели прямые аналогии того, что Данилевский видел 1870-х годах». Ученый
и журналист признается, что прочел книгу Данилевского «глазами
человека, который переживал распад Советского Союза».

Один за другим выступали те, кто так или иначе участвовал в судьбе наследия Данилевского: Лариса Чулкова, Анатолий Жилин, Олег Родивилов, Владимир Клычников… На следующий день к обсуждению подключились Сергей
Цеков, Георгий Мурадов, Наталья Дубинина, Андрей Ставицкий, Александр
Мащенко, Александр Бедрицкий, Андрей Мальгин, Станислав Бышок — и, кажется, кого-то пропустила.

Сергей Цеков, сенатор от Крыма, выступая на могиле учного, сетовал:
«Мы собираемся здесь каждый год, и каждый раз констатируем, что опять
ничего не сделали для увековечивания памяти Николая Яковлевича». А потом
сам же себя опроверг: «Но так только кажется. На самом деле сделано и
делается много…»

И наверняка будет сделано еще больше: в резолюцию по Данилевским чтениям, которую составит оргкомитет по итогам III зимней сессии Ливадийского форума, непременно войдет предложение объявить год 200-летия со дня рождения русского философа Годом Данилевского.
Наверняка будет переиздание его книг, наименование и переименование
улиц, имя Данилевского получит Ялтинская гуманитарно-педагогическая
академия. Наверняка появится премия Данилевского, мемориал.

Но это действия, обращенные, если можно так сказать, в прошлое. Для
любого мыслителя лучший памятник — это его не забытые идеи. Одна из них,
на наш взгляд, главная — это как раз идея Русского мира, которая,
вынутая из сундуков забвения, как-то быстро испугала окружение России, и
оно постаралось притушить ее звучание.

И это ему, окружению, удалось — и во многом благодаря тому, что
концепция Русского мира так и осталась размытой, не сформулированной,
поэтому напугала она не только врагов, но и друзей — выступающие часто в
этой связи вспоминали высказывания батьки Лукашенко, который узрел в
этом некую угрозу для своей вотчины.

Как заставить идеи Данилевского работать на Новороссию, как не дать
уйти в песок эффект Крымской весны (Бедрицкий, Никифоров)? Почему
русская пассионарность не получает мощного развития (Мурадов)? Нужна
постоянная работа над концепцией, и возможна она при объединительной
работе минимум сайта (Ставицкий)…

Подводя итог разговору, Сергей Цеков сказал, что она оказалась даже
плодотворнее, чем летом, в рамках фестиваля «Великое русское слово».

___________________________________________________
___________________________________________________

Напоследок — одна-единственная цитата из книги «Россия и Европа». Читая ее, вспомните, пожалуйста, современные, сегодняшние события в переплетении судеб России и Турции…

— Какую же роль предоставляет нам Европа на всемирно-историческом
театре? Быть носителем и распространителем европейской цивилизации на
Востоке, — вот она, та возвышенная роль, которая досталась нам в удел,
роль, в которой родная Европа будет нам сочувствовать, содействовать
своими благословениями, всеми пожеланиями души своей, будет рукоплескать
нашим цивилизаторским деяниям, к великому услаждению и умилению наших
гуманитарных прогрессистов. С Богом — отправляйтесь на Восток!

Но, позвольте, на какой же это Восток? Мы было и думали начать с
Турции. Чего же лучше? Там живут наши братья по плоти и по духу, живут в
муках и страданиях и ждут избавления; мы подадим им руку помощи, как
нам священный долг повелевает.

Куда? не в свое дело не соваться! — кричит Европа. Это не ваш Восток,
и так уже много развелось всякой славянщины, которая мне не по нутру.
Сюда направляется благородный немецкий Drang nach dem Osten по немецкой
реке Дунаю. Немцы кое-где умели справиться со славянами, они и здесь
получше вашего их объевропеизируют. К тому же Европа, которой так дорог
священный принцип национальностей, почла за благо отнять у немцев
Италию, бывшую и без них вполне Европой, настоящей, природной, а не
усыновленной или привитой какой-нибудь, — почла за нужное дозволить
вытеснить Австрию из Германии; надо же чем-нибудь и бедных австрийских
немцев, вкупе с мадьярами, потешить: пусть себе европеизируют этот
Восток, а вы отправляйтесь дальше. Принялись мы также за Кавказ — тоже
ведь Восток.

Очень маменька гневаться изволили: не трогайте, кричала, рыцарей,
паладинов свободы; вам ли браться за такое благородное племя; ну да на
этот раз, слава Богу, не послушали, забыли свое еропейское призвание. Ну
так в Персии нельзя ли позаняться разбрасыванием семян цивилизации и
европеизма? Немцы, пожалуй, и позволили бы: они так далеко своего
«дранга» не думают, кажется, простирать; но ведь дело известное, — рука
руку моет, — из уважения к англичанам нельзя.

Крым

Индию они уже на себя взяли; что и говорить, отлично дело сделают,
первого сорта цивилизаторы, на том уже стоят. Нечего их тут по соседству
тревожить, отправляйтесь дальше. В Китай, что ли, прикажете? Ни-ни,
вовсе незачем туда забираться; чаю надо? — кантонского сколько хотите
привезем. Цивилизация, европеизация, как и всякое учительство, недаром
ведь делается; и гонорарии кое-какие получаются. Китай — страна богатая,
есть, чем заплатить, — сами поучим.

И успехи, благодаря Бога, старинушка хорошие оказывает — индийский опиум на славу покуривает; не надо вас здесь.

Да где же, Господи, наш-то Восток, который нам на роду написано
цивилизировать? Средняя Азия — вот ваше место; всяк сверчок знай свой
шесток. Нам ни с какого боку туда не пробраться, да и пожива плохая. Ну
так там и есть ваша священная историческая миссия, — вот что говорит
Европа, а за нею и наши европейцы. Вот та великая роль, которую,
сообразно с интересами Европы, нам предоставит; и — никакой больше: все
остальное разобрано теми, которые почище, как приказывает сказать
Хлестакову повар в «Ревизоре»…

kr-eho

2+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *