Рассказы мамы-эмигрантки про американскую школу

Про систему контроля и дисциплину в американской школе. Возник спор — что если детей не заставлять, они не будут побеждать на олимпиадах и никогда не добьются ничего в жизни. Тут надо пояснить, что в тех двух американских школах — частной и бесплатной — где мы учились раньше и перешли вот сейчас система дисциплины и контроля поставлена так, как ни в одной российской я не видела. Начиная с количества пропусков не более 5 уроков в год (со справкой от врача можно, но тут поставят всякий доп и вопрос об успеваемости — на второй год в американской школе остаться тоже можно запросто), «нулевая терпимость к опозданиям», абсолютные требования к дисциплине в классе, «а что если я забуду сдать свою работу вовремя? — well… тогда я забуду перевести тебя на следующий уровень», оценки складывающиеся из трех составляющих — непосредственно результат теста, накопленные баллы за своевременное и качественное выполнение домашних заданий и участие в процессе — то есть нельзя получить А+ выучив ночью перед тестом, ты или учился весь курс добросовестно, или получишь С, даже с хорошим тестом.

Разница глобальная — в подходе. Родителей из процесса убирают, потому что задача — научить ребенка, на том уровне, какой ему доступен для понимания в начальной, средней и старшей школе — организовываться самостоятельно. В этот момент закладываются основы тех явлений, что когда по всей Санта-Монике отрубились светофоры — никакого коллапса не возникло, движение самоорганизованно продолжалось без пробок и коллективных блокирований перекрестка. Когда во время пожара летом — район сам организованно эвакуируется до прибытия пожарных и полиции. Когда все сами сдают свои налоги и организуют в комьюнити театр, церковь, школу, муниципальное управление и т.д. Потому что родители не смогут «заставлять» всю жизнь и если маленький человек до взрослой жизни этот навык не разовьет у себя самостоятельно — то а) либо родителям (и государству потом) всю жизнь иметь дело с несамостоятельным членом семьи; б) либо, что в Америке случается в силу устройства общества — ему придется в неподготовленном виде конкурировать за рабочие места в услових студенческих кредитов, ипотеки и тотальной озабоченности людей успехом с теми, у кого навык самодисциплины и организации за школьные годы выработался и они спокойно могут опираться на свои навыки, уехав от семьи туда, где им предложили работу перспективнее.

Насчет олимпиад — тут тоже есть всякие национальные соревнования по математике и прочему. И вот в прежней школе у Сони возник атомный конфликт с их прежним китайским чемпионом, потому что она вдруг показала результат лучше чем он. У мамы чемпиона возникла истерика и она побежала доставать всех — что ее сына надо заставлять, нагружать, лучше контролировать. На что ее спросили — а вы уверены, что он хочет быть чемпионом по математике? Вы уверены, что заставляя его все силы и время отдавать математике (которую он ненавидит) — вы не лишаете его возможности найти и развить тот талант, который у него есть и который он хочет развивать? Вот он у вас, например, ходит с удовольствием на дополнительные занятия языками и выучил уже три — испанский, армянский и английский в дополнение к своему китайскому. На что мама вопила, что языки она ему разрешает учить в порядке поощрения за успехи в математике. Ей пытались донести, что вот тут у парня очевидно талант и заставлять его не надо его развивать, а математика… Завершения таких историй я так же вижу регулярно. У подруги бойфренд вырос в чайнатауне СФ. Был заставляем учить математику и играть на скрипке. В 17 лет поссорился с родителями и ушел из дома. Сейчас работает одним из продюсеров на площадке «ходячих мертвецов», зарабатывает больше чем все его братья и сестры вместе взятые, с родителями не общается.

Ребенок мой через неделю сказал — «учителя в этой школе просто боги!» и на второй неделе бежит в школу, без всяких напоминаний и контроля. Потому что интересно. Потому что каждый учитель тут (и в прежней школе это тоже было) — свою задачу видит как заинтересовать детей. «Я здесь не для того, чтобы вы полюбили меня, а мой предмет». В прежней школе я была в шоке, увидев как строится процесс — как учителя организуют его в сочении с игрой, как строят коммуникацию с каждым учеником. Потому что это вопрос их профпригодности — заинтересовать, найти к каждому подход, каждому дать адекватную нагрузку, возможность и справедливую оценку.

Заинтересовать сложнее чем заставить, дать возможность осознанного выбора сложнее чем построить, научить осознанности сложнее чем подчинению. Но результат то очевидный. На днях самоорганизации — школа не превращается в хаос. Система функционирует сама по себе, потому что каждый сам знает зачем он что-то делает, как это надо делать и как сотрудничать с другими. Мне не надо контролировать как Соня готовится к тестам, потому что после того как им разъяснили график сдачи — что, когда, в какой форме. кому, как будут оценивать — она сама выстраивает свою подготовку. Так возникает эта картина — что без всякого контроля, когда нет уже учителей в школе, ученики сидят и готовятся каждый к своему. Никто не списывает — потому что понимает, что учится для своих целей, которые ему помогли понять. Потому что всем дана возможность выбора и смены приорететов, если вдруг понял, что не твое. Каждый учитель ведет свой класс так, чтобы а) заинтересовать, б) поддержать тех, кто хочет углубленно с предметом познакомиться, в) не давить тех, у кого явно страсть к другому — спорту, другим предметам. им просто дать возможность нормально подготовиться к общим тестам и сдать их без стресса.

Потом, когда внешняя форма (контроль) убирается — то, что внутри не рассыпается как песок. Потому что система не снаружи — она у каждого внутри в результате.
___

Про школу в Америке, как обещала. Подробнее про запрет делать уроки с детьми. Конкретно про снятие или хотя бы уменьшение стресса детей и родителей по поводу обучения насколько это возможно. Еще в прежней школе на мой вопрос «что я могу сделать, чтобы помочь Соне быстрее адаптироваться?» — меня тут же попросили не делать ничего. Особенно не делать с ней уроки и вообще не вмешиваться. «Единственное, что вы реально можете сделать — это не добавлять ей стресса своим беспокойством». Особенно это относилось ко мне и китайским родителям. Нам объяснили, что контролируя процесс обучения и делая уроки вместе с ребенком, мы прививаем ему чувство беспомощности — что сам он не справится, стрессуем его необходимостью еще нам угождать успешностью своей адаптации и лишаем радости достижения, когда получается. Мол, ваше обучение уже закончено — учится она. И от вашего вмешательства никакой пользы кроме вреда. Ничего кроме синдрома самозванца вы не тренируете у ребенка таким образом, — строго сказал мне учитель истории, работавший в прежней школе. Потом я узнала, что у них целая практика преодоления этого явления, правда возникла она в связи с Asian American society limitations. Китайцы, мол, дико стрессуют детей семейным контролем процесса учебы и это, как разные исследования показали — вредит. Мол, даже одаренные дети в условиях этого прессинга добиваются чего-то совсем не благодаря, а вопреки ему. А обычные так и вообще — показывают результаты ниже, чем очевидно способны.

В новой школе нас встретили точно также. Выдали расписание. На мой вопрос, что я могу сделать — мне предложили побыть волонтером на школьном пикнике или пожертвовать на обновление газона футбольного поля. Когда выданный Соне шкафчик не открывался — зам директора школы vice principal, который следил, чтобы все шло без напряга, сказал все то же — давайте срочно уменьшим ваш стресс и пошел с нами разбираться с локером. Нашел работающий, сам все проверил. Потом я спросила его — должна ли я к первому учебному дню поменять черно-красный цвет Сониных волос на более натуральный или хотя бы менее вызывающий?
— Что в этом вызывающего, мэм? — поинтересовался замдиректора. — У меня две дочери. У одной волосы синие, у другой фиолетовые.
— Эээ… Ну раз вы окей с этим, звучит очень успокаивающе, — говорю я.

И тут меня снова призвали ни о чем не волноваться, не добавлять стресса ей и себе, потому что мы только что переехали, Соня идет в новую школу — это все очень-очень большой стресс, поэтому давайте не будем его увеличивать. Занимайтесь, мол, своими делами, мэм. Не заставляйте вашего ребенка плюс ко всему, что ей сейчас предстоит преодолеть, волноваться еще и о вашей реакции. При всем уважении, мэм — школа не является зоной вашей ответственности или компетенции. Мы благодарим вас за доверие и обычно оправдываем его. Не без гордости, уверенным голосом заверил меня замдиректора в шортах, майке и стоптанных кроссовках, с выцветшими татухами на руках.
Тут я вдруг поняла, что меня дико стрессовало в исторически сложившейся практике взаимодействия со образовательными учреждениями в России — это вот именно нарушение границ и смещение зон компетенций. Что на семью зачем-то складывали часть функций школы — учить, контролировать, мотивировать, оценивать и т.д., а от школ и детсадов постоянно ожидалось исполнение функций семьи, что учительница будет как мама, а физрук и трудовик как мудрый батя.

Первую неделю вновь прибывшим ученикам объясняли правила. За что их будут оценивать и как. Никого не заставляли рассказывать о себе, не строили, не выделяли. Всех просто собрали и просто пошел процесс. Рутинно, спокойно. Чем меньше что-то специально выделяется — тем меньше стресса. Ну начали учебный год и начали. Ну новая школа и новая. Обычные дела. Ничего особенного.

___

Про middle school (6 класс). Перед отъездом меня пугали отвратительным качеством американского школьного образования. Мол, до старших классов таблицу умножения проходят и простые уравнения. Система обучения действительно другая. Расписание каждый день одно и то же: английский, наука, социальное, математика, физкультура, потом два предмета, которые студент себе сам выбирает. У нас это дополнительный английский и арт (рисование).

Английский язык — это наши литература, язык, этика и основы психологии разом. Каждую неделю читают по книге, обсуждают, пишут эссе. Все упражнения, которые мы делали на русском — про запятые, обороты и проч. включены в условия эссе. Разбирают мотивации, как возникают разные чувства и т.д. В этом месяце по программе: «Арифметика Дьявола», «Загадочный случай Джекила и Хайда», «Превращение» (Кафка), «Война миров».

Наука — это физика, химия, биология и экология вместе. Как все устроено и системно взаимодействует. Например, физика света, после этого химия фотосинтеза, потом растительный мир и почему вреден смог. Поскольку все изучается во взаимосвязи — то лучше усваивается и экономит время, развивает системное мышление.

Математика — как наши алгебра и геометрия вместе. Все начальные уровни — площади, простые матрицы и т.д. Все задания привязаны к практике. Например, вычисления площадей учат на абстрактных фигурах как у нас. Задания например: вычислить сколько краски нужно для покраски стен комнаты, потолка? Сколько коврового покрытия на пол? Не забыть вычесть площадь окон, дверей. Или вычислить сколько галлонов воды в круглом бассейне и т.д. Раздел «Проценты» начинается с заданий как посчитать налог и конечную цену товара, сколько дать чаевых и заканчивается вычислением платежей по ипотеке.

Социальные науки — это история, социология, экономика вместе. Как все взаимно влияет друг на друга.

Физкультура… Американская физкультура это жесть! Тренерша мисс Шелтон — бывший морпех. Сначала общая физподготовка, потом обучение командным видам спорта. Сериал Glee встал передо мной в натуре — как мисс Шелтон троллит учителя науки мистер Гандерса.

Арт класс — прекрасен. Сейчас учат законам перспективы. Техника классическая с дополнениями — типа, рисуем стакан с водой, который стоит на подоконнике. Т.е. Сразу и технику перспективы и света. Каждый набросок надо делать другим видом материалов — карандаш, мелки, уголь и т.д. Чтобы понять как они взаимодействуют с бумагой и научиться выбирать правильные инструменты для задач.

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *