Испытание добром. Маленькая петербургская история

св. прав. Иоанн Кронштадтский

Эта история скорее может быть названа петербургской, хотя и является продолжением предыдущей — соминской.
Пару дней назад я получил в магазине «Софрино» свой заказ икону Покрова Божией Матери для часовни в деревне Чудцы, а вместе с ней такую большую икону Иоанна Кронштадтского, которую я заказал для Мемориальной Квартиры в Кронштадте.
Счастливый я вышел из «Софрино», неся две большие иконы. У машины у меня возникла проблема, как открыть дверь, потому что обе руки были заняты. Мне не хотелось ставить иконы на грязный асфальт. Заметив мое замешательство, ко мне бросился продавец ближайшего ларька с фруктами. «Давайте помогу…» — «Пожалуйста», — ответил я ему радостно и подумал:»Ну вот Сам Господь послал».
Невысокий чернявый мужчина среднего возраста быстро перехватил иконы, я спокойно отпустил руки, чтобы достать ключ… И в тот самый момент я услышал звук удара. На грязный асфальт упала икона. Мой помощник не заметил, что у меня в руках было две иконы и он взял только одну, а вторая как раз и упала. Это был образ св.Иоанна Кронштадтского. Икона упала верхним углом, который заметно повредился.
Я, конечно, расстроился. Мой помощник тоже: «Ой простите, батюшка…»
Я даже не знал, что ему сказать? Мое слово «благодарю» прозвучало в этой ситуации довольно двусмысленно. Я не мог его укорить, потому что человек искренне желал сделать добро — помочь батюшке, а получилось так, что лучше бы и не помогал. Я не стал ничего говорить, ведь что бы то ни было, он поступил по велению сердца, хотя внутри не скрою было негодование.
Эта история для меня получилось прямо-таки испытанием добром.
Нужно ли мне было такое добро? Я не мог на него ответить.

Сейчас я читаю дневники Иоанна Кронштадтского. Вечером открыл Дневник за 1862 год и нашел у отца Иоанна ответ на свой вопрос:


«Когда во время молитвы дома или в церкви сердце твое вознегодует и озлобится на брата из–за повреждения или утраты какой–либо вещи (хотя бы даже церковной), не увлекайся этим негодованием и злобою, но оставь всякое сожаление о вещах, как тленных, всякую злобу на брата и молись горящим верою и любовию сердцем ко Господу твоему, с тобою сущему и тебе внимающему: ибо не дороже ли всего для тебя Господь Бог твой? И можно ли, оставляя Его, привязываться к чему–либо земному и тленному, хотя бы даже освященному? Не крайнее ли это оскорбление Божества, в Котором должно быть все сердце наше? Ибо не явное ли тут предпочтение вещи, о которой мы жалеем и из–за которой негодуем и злобимся на брата, — Божеству, пред Которым мы стоим в молитвенном положении? — И не предпочитаем ли мы вещь брату своему, который повредил ее или утратил ее? — Какое безумие с нами бывает? Из–за поврежденной или утраченной вещи мы готовы иногда растерзать брата, мало того: обрекаем его на вечную погибель, посылаем его в ад, в геенну? О дерзость! О злоба диавольская! Поистине только диавол может это нам внушить и только послушные его воле могут так поступать! — Забывают такие люди молитву святого Ефрема, которою так часто все мы молимся во дни Великого поста: даруй ми, Господи, зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего! С чем это сообразно — желать брату смерти и иногда смерти вечной из–за какой–либо вещи? — Не дороже ли душа брата всех сокровищ мира, ибо какой выкуп, говорит Христос, даст человек за душу свою? — давая тем разуметь, что душа человеческая бесценна. — И действительно — бесценна, ибо в каждой душе человека выразился весь образ Божий— каждый человек есть как бы драхма с царским изображением: Бог весь, Нераздельный, Единый, пребывает в душе брата.

otets-gennadiy

2+

One comment

  1. Иногда так бывает: не знаешь как правильно поступить, и вдруг приходит ответ через книги православные… и всегда в точку

    0

Присоединиться к обсуждению

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *