Экономика развитого сюрреализма

Вынесено из комментариев — mikhael_mark высказался здесь, в частности по поводу советских экономичесикх показателей: «А сегодня мечтаем, чтобы хотя бы догнать по экономическим показателям СССР образца 1990 года (с его тотальным дефицитом и многокилометровыми очередями). И всё никак не получается. Что уж говорить о России 1913 года! Недостижимая мечта! Вот и делай после этого революции :))«.

Надо сказать, что эта мечта — догнать по экономическим показателем СССР ныне овладела многими умами. И совершенно напрасно, ибо бессмысленно сравнивать экономику реальную, такую, как сейчас в Российской Федерации, или такую, которая была в Российской Империи, и экономику сюрреалистическую — советскую.


Поясню, почему я использую именно такие определения — реальная и сюрреалистическая, а не рыночная и командно-административная, на примере инфляции, о нулевом уровне которой в СССР так любят вспоминать поклонники «развитого социализма».

Каким образом поддерживался этот инфляционный ноль? — Очень просто. Люди получали зарплаты и пенсии. В основном, их хватало на удовлетворение самых насущных нужд — поесть, одеться, заплатить коммунальные услуги, и ещё оставалось. С тем, что оставалось граждане шли в сберкассы откладывать на счета, а также несли в магазины, чтобы приобрести товары, которыми обладали ушлые люди наподобие Шпака («три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая…»), но далеко не всегда имевшиеся в наличии в торговой сети.

То есть, с отовариванием полученной за труды праведные денежной массой у населения возникали проблемы. Дефицит, знаете ли. Те же поклонники советского образа жизни выдвигают фантастические версии о том, как «торговая мафия» создавала дефицит искусственно. Дескать, прятали от трудящихся копчёную колбасу в подсобках, где её пожирали крысы. То же самое, надо полагать, происходило с финскими куртками и югославской обувью — крыс, наверное, было много — колбасы на всех не хватало.

Однако же на то она и командно-административная экономика, чтобы все экономические субъекты выполняли команды вышестоящего начальства. Мафия мафией, а план по товарообороту надо выполнять — поэтому в конец месяца, конец квартала, конец года, «торгаши» хочешь — не хочешь, выволакивали дефицит из подсобок на прилавки, а трудящимся приходилось отпрашиваться с работы пораньше, чтобы заняться шопингом по-советски — найти где чего «дают» и постоять в очередях. Многим удавалось успешно отстоять сразу в нескольких очередях. Помнится, какой-то юморист во время перестройки шутил: «конец месяца, конец квартала, конец года… вот бы дожить до конца тысячелетия!» До конца тысячелетия Советский Союз не дотянул, не смотря на все усилия Госплана. А именно Госплан рассчитывал всё до мелочей — и зарплаты и объёмы производства всех видов товаров и товарооборт розничной торговли. Но почему-то объём денежной массы на руках у населения и объём товарный массы, необходимой для обеспечения спроса, у Госплана хронически не сходились. Люди не могли в полной мере отоварить полученные за свой труд деньги. Спрос превышал предложение. Отсюда и прозвище «деревянный», приклеевшееся к советскому рублю.

Что происходит в реальной экономике, когда спрос превышает предложение? — Если не увеличивается предложение, то поднимаются цены, а следом, с некоторым временным люфтом, происходит повышение зарплат — и вот она, инфляция, просим любить и жаловать. Ну а в советской экономике не происходило ни роста предложения, ни роста цен — вот вам и нулевая инфляция. Госплан мог бы при желании «нарисовать» и отрицательную инфляцию — снизить цены («было время, и цены снижали»), в таком случае инфляция ушла бы в минус, а товарный дефицит увеличился.

Тем не менее, апологеты советской экономики правы — инфляции в СССР не было, но дело в том, что показатели реальной экономики не применимы к экономике сюрреализма.

Однажды мне довелось испытать острое ощущение этого советского экономического сюра. Было это во время разгула гласности и перестройки, я тогда работал на своей первой и последней советской работе. Как-то ехал я утром на работу в набитом битком «Икарусе». Состояние моё было «после вчерашнего» — отмечали день рождения друга. Пили дорогую и отвратительного качества водку за 3 р. 62 коп. (напомню, для сравнения, буханка хлеба стоила 16 коп.)

Мне было нехорошо и где-то на середине пути я понял, что мне необходимо срочно выйти. И я также понял, что мне не пробраться к дверям… Стою я, скрючившись, нависая над сидящим пассажиром и с тоской смотрю на дорогу. Маршруток ещё не было, личного автотранспорта у народа было в то время мало, а по шоссе, навстречу и обгоняя нас, носились с утра все виды грузовиков — самосвалы, шаланды, бортовые, и больше половины из них — порожняком. Как бы хотелось сейчас очутиться в кабине одного из них на сиденье, которое в тот момент казалось мягче и желаннее любого дивана или кресла. И тут меня внезапно ошарашила негодующая мысль — а что это они гоняются с утра, какие-такие грандиозные планы партии и правительства выполняют? Почему их так много, а рейсовый автобус на шоссе один? В памяти стали всплывать обрывки школьных и институтских полит-экономических знаний: про то как мы то ли обогнали, то ли вот-вот обгоним США по выплавке чугуна и стали. Ну и куда же уходят эти чугун и сталь? Всё на самосвалы? А на автобусы уже не остаётся? Пронзительное ощущение глубочайшего сюра окружающей действительности развеселило и даже взбодрило меня — до работы я доехал без неприятных приключений, весёлый и злой.

Водка за 3.62 требует отдельного абзаца, поскольку они играла не только значимую роль в советской экономике, но и не подчинялась её законам. Дефицит в СССР был на всё, но распределялся он по территории страны неравномерно. К примеру, в Ленинграде не было цветных телевизоров (панасоники и шарпы в «комках» не в счёт — их покупали либо преуспевающие труженики свободных профессий, либо «лица с нетрудовыми доходами», а также залётные шахтёры с Кузбасса и Воркуты), а в Омске телек можно было купить в любом магазине бытовой техники. С колбасой всё было наоборот — в Ленинграде она была, а в Омске — увы. Водка же была везде и в достаточном количестве. В колхозном сельпо можно было не найти носков и кастрюль, но водка была всегда.

Доходы от продажи водки была для великой страны важной статьёй бюджета — потому и буревестники перестройки прозвали его пьяным. Но водка не только помогала наполнению бюджета. Она несла на себе важную функцию вытягивания у населения излишней денежной массы, тем самым сокращая товарный дефицит. В общем, мощнейший был экономический инструмент в руках строителей коммунизма! Дешёвая по себестоимости и потому дрянная по качеству советская водка была не только дорогой для потребителя и вредной для его здоровья, но и весьма забористой — если пить её без основательной закуски — сшибала с ног грамм с двухсот. В народе поговаривали. что в неё димедрол добавляют. Не знаю, как насчёт димедрола, но какие-то седативные присадки в ней точно были — в дни аванса и получки улицы советских городов были усеяны бесчуственными телами. Их грузили в спецтранспорт и доставляли в вытрезвители, принудительное пребывание в которых влетало в стоимость семи бутылок водки (сопутствующая доходная статья). Система была отлажена…

fluffyduck2

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *