Кинопроделки

«Информация к размышлению»

Завершив в прошлом по́сте рассказ о коминтерновце Михаиле Марковиче Бородине (Грузенберге), трудно воздержаться – раз уж выпал такой случай, – чтобы не рассказать о его сыне Нормане – том самом, появившемся на свет в 1911 г. в Чикаго.
Однако новая наша публикация совершенно самостоятельна – вне серии, которая сама по себе еще не завершена.
Этот же наш отдельный разговор, надеемся, позволит увидеть и понять, как прошлое, прорастая сквозь большие временные пласты, живет среди нас, часто отравляя ничего не подозревающих людей трупным ядом всё еще не изжитого прошлого.



Итак, вместе с братом Фредом и матерью Фаней Самуиловной Норман впервые приехал из США в СССР в 1923 г., а вскоре, уже с отцом, все вместе отправились в Китай к месту его новой службы при китайском лидере Сунь Ятсене. Там вместе с братом, по словам биографов, они оказывали помощь советским разведчикам. А было Норману в ту пору, напомним, 14-15 лет. (Фред был на три года старше.)
После возращения в Советский Союз Норман поступил в Ленинградское мореходное училище, которое закончил 1930-м и был тут же принят в ИНО ОГПУ. На следующий год молодого Бородина забросили в Норвегию. С тех пор началась его работа в качестве нелегала.
Почти сразу же его перевели в Германию, а после прихода там к власти Гитлера – еще дальше, в Париж. В качестве прикрытия он учился в университете в Осло, Германском институте для иностранцев в Берлине, в одном из колледжей при Сорбонне.
Потом небольшая передышка, учеба в 1934-1935 гг. в Москве в Военно-химической академии РККА. Затем внедрение в США под прикрытием опять-таки учебы в радиотехническом институте. Этакий вечный студент. В действительности же, под псевдонимом «Гранит», Нормана назначили заместителем резидента-нелегала Исхака Абдуловича Ахмерова.
Одним из завербованных им агентов был сотрудник латиноамериканского отдела Госдепартамента США. Вообще же, по словам историков советской разведки, американская администрация уже тогда была плотно обложена красной сетью. (Так что нынешняя история, как видим, не нова.) Однако деятельность ее пришлось срочно законсервировать из-за предательства одного из разведчиков.
Пришлось Бородину срочно возвращаться в Москву, где решением НКВД его отчислили из внешней разведки, назначив в январе 1938 г. начальником иностранного отдела Уполномоченного СНК по охране военных тайн в печати.


Норман Бородин и его семья.

С началом войны Норман Бородин вновь в строю. В 1941 г. и до конца войны он в Берлине, работает под видом американца в миссии швейцарского Красного Креста.
Старший его брат Федор (Фрэд), офицер Красной армии погиб в самом начале войны. Норман же в это время заместитель начальника 2-го Главного управления МГБ СССР, полковник госбезопасности.
В 1947 г. он возвращается в Москву, работает под крылышком своего отца корреспондентом англоязычной газеты «Moscow News». В 1949-м, сразу же вслед за родителем, его арестовывают. Что происходит дальше – неведомо, однако в 1951 г. он вновь проявляется: его отправляют в ссылку в Казахстан – наказание, учитывая обстоятельства, довольно мягкое.
Более того, ему разрешают устроиться на работу в местную газету.
В обнаруженном в архиве издания приказе от 31 мая 1952 г. говорится: «С сего числа временно зачислить на работу в качестве старшего литработника редакции тов. Нормана Михайловича Бородина. Оклад по смете. Редактор газеты “Социалистическая Караганда” Я. Муляр». (И там были свои.)
Начав с рядового сотрудника, вскоре он получил должность заведующего отделом культуры и быта. А вскоре, со смертью Сталина, и сама ссылка закончилась. Последний газетный материал, им подписанный, появился на страницах «Социалистической Караганды» 28 августа 1953 года.


В конце года Норман Михайлович вернулся в Москву. В 1954-м его реабилитировали, а в 1955-м восстановили на службе в – теперь уже – КГБ СССР.
В 1955-1961 гг. он занимал должность начальника 7-го отдела по работе с иностранными корреспондентами (контрразведка) 2-го Главного управления, а в 1961-1967 гг. – заместителя начальника действующего резерва партийных и государственный учреждений Первого главного управления КГБ СССР.
Об этих официальных должностях Бородина мало кто знал. Гораздо более известен он был по работе в «Литературной газете», в аппарате Союза писателей СССР. В 1961-1967 гг. Норман Михайлович занимал должность главного редактора редакции политических публикаций Агентства печати «Новости» и члена правления АПН, а с августа 1967-го (годы брали своё) политического обозревателя.


Норман Михайлович Бородин.

Именно здесь в АПН – и «по долгу службы», и «по велению сердца» (у таких людей это одно и то же) – Бородин свёл знакомство со многими писателями и журналистами, курируя затем только некоторых из них, наиболее перспективных с его точки зрения.
Познакомившись с братьями Вайнерами, он подвигнул их к написанию детективов: «Дураки, вместо того, чтобы сидеть в компаниях и по пьянке травить нескончаемые истории, вы лучше расскажите их друг другу, запишите и печатайте детективные романы».
А когда те действительно написали, пристроил опус Вайнеров в журнале «Советская милиция», платившем высокие гонорары. Братья, в свою очередь, свели Бородина с одним из их закадычных товарищей.


Георгий и Аркадий Вайнеры в г. Одинцове. Начало 1980-х. Архив автора.

«Мы с братом, – рассказывал в одном из интервью Георгий Вайнер, – познакомили Нормана с Юлианом Семёновым, и это знакомство подвигло Юлиана на написание романа “Семнадцать мгновений весны”… Человек знал всё на свете».
Итак, именно эта встреча привела Юлиана Семенова к созданию романа, завершенного в 1968-м.
Было и влияние иного рода: сотрудничество писателя с КГБ:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/101498.html


Юлиан Семенов (1931–1993) и его отец – Семен Александрович Ляндрес (1907–1968), работавший в ВСНХ, Наркомтяжмаше, «Известиях», ОГИЗе и Госиздате, репрессировавшийся по обвинению в «пособничестве троцкистскому диверсанту Бухарину».

По словам братьев Вайнеров и дочери писателя Ольги, Бородин был одним из прототипов Штирлица.
Норман Михайлович скончался в августе 1974 г. в Москве, вскоре после завершения съемок фильма «Семнадцать мгновений весны».


Захоронение Нормана Бородина на Новодевичьем кладбище в Москве.

Двенадцатисерийный художественный телефильм, снимавшийся в 1971-1973 гг. на Киностудии имени М. Горького, стал, как пишут киноведы, «потрясением» для советского зрителя, приобретя статус «народного фильма».
До сих пор его время от времени показывают по телевизору. Чаще всего в очередную годовщину Победы. В 2008-2009 гг. был выпущен даже его колоризованный вариант.
Есть при этом несколько странностей, связанных с ним. На одну из них еще в 2002 г. обратила внимание немецкая газета «Frankfurter Allgemeine»: «Дважды “Семнадцать мгновений” показывали в ГДР. Но там этот сериал не вызвал такого восторга. Западным немцам так ни разу и не представилась возможность увидеть Штирлица».

http://courier.com.ua/prezentatsii_i_intervju/nemetskaja_pressa__o_semnadtsati_mgnovenijah_vesny/


Юлиан Семенов.

Далее политкорректный, по всем европейским канонам, автор указывает на одну важную подробность: «Очень жаль, потому что картина “Семнадцать мгновений весны” демонстрирует Германию глазами русских и во многом формирует современное представление русских о Германии».
И вот этот «русский глаз» останавливает, заставляет задуматься, так ли это на самом деле, ибо хорошо известно, например, кем был автор романа, его информаторы (Норман Бородин и упоминавшийся нами в прошлом по́сте Янкель Черняк) или режиссер Т.М. Лиознова – дочь Моисея Александровича и Иды Израилевны Лиозновых.
Внешне чуждавшейся своего происхождения (она даже называла себя Татьяной Михайловной), ей всё же трудно было преодолеть себя.
На вопрос журналиста «как складывались отношения с немецкими членами группы?» режиссер «Семнадцати мгновений» честно признавалась: «Пожалуй, некоторые из них меня недолюбливали». (Так прорывается безсознательное как у рожающей в немецкой больнице в ее фильме «радистки Кэт» русский крик «мама!») Тут же Татьяна Моисеевна, однако, поправляется, уводя в сторону: «Потому что я их погоняла, как волов!» (Но и тут предательски торчит из мешка стальное шило.)

http://www.close-up.ru/articles/detail.php?AID=7859


Фюрер и его генералы под управлением Татьяны Моисеевны Лиозновой.

Однако ведь и этими людьми дело не ограничивалось. Шефа Гестапо группенфюрера СС Генриха Мюллера играл, например, народный артист СССР Леонид Сергеевич Броневой, родившийся в Киеве в семье Соломона Иосифовича Броневого и Беллы Львовны Ландау. (Это совсем как в статье в Большой Советской энциклопедии: «Михаил Светлов – русский советский поэт. Родился в бедной еврейской семье».)
Настоящая фамилия его отца была Факторович. Отец Соломона был одесским кондитером. Три его сына активно участвовали в гражданской войне на стороне красных.


Абрам, старший брат Соломона, как писали потом большевицкие газеты, «грудью пошел на вражеский броневик, прикрывавший вокзал». Броневик был подбит, однако все красногвардейцы, в том числе и Абрам, при этом погибли. С тех пор двух из оставшихся в живых братьев прозвали «бронированными» или «броневыми».
Так и поступили они на службу в ЧК с новыми фамилиями, занимая высокие посты в ОГПУ и НКВД Украины.
Старший Александр был начальником 2-го отдела ГПУ УССР, занимавшегося розыском подпольных миллионеров. Его брат Соломон, отец актера, в 1934 г. в звании майора госбезопасности (соответствующем армейскому комбригу) был начальником 6-го отдела НКВД УССР; одним из первых он был награжден только что учрежденным орденом Красной Звезды (№ 34).
В 1937 г. эти заслуги, однако, не помешали Соломону Иосифовичу попасть в лагерь. Бригадиром его был матрос с «Авроры», с которой был произведен первый выстрел большевицкой революции.

https://mydinasty.com/articles/semejnye-istorii/svoej-familiej-leonid-bronevoj-obyazan-podbitomu-v-odesse-belogvardejskomu-broneviku


Соломон Иосифович Броневой – чекист и отец актера.

Авторский закадровый текст в фильме читал Ефим Копелян, происходивший из семьи лесозаготовителя Залмана Давидовича Копеляна и Маши Мордуховны Френкель, отец которой был владельцем лесопильного завода, поставлявшего древесину для мостов Российского военного ведомства.
Песни исполнял Иосиф Кобзон – сын политрука Давида Куновича Кобзона и Иды Исаевны Шойхет-Кобзон.
«Исполнять песни к “Семнадцати мгновениям весны” хотели Муслим Магомаев, Валентина Толкунова, Валерий Ободзинский и еще целый ряд популярных в то время певцов, но Татьяна Лиознова отклонила почти все кандидатуры, за исключением Иосифа Кобзона».

https://fishki.net/2355773-17-ljubopytnyh-faktov-o-filyme-semnadcaty-mgnovenij-vesny.html
В качества невидимого заказчика фильма (никак не обозначенного в титрах) выступал Комитета Государственной Безопасности и лично его председатель Ю.В. Андропов. После предпремьерного показа в верхах сам серый кардинал, член Политбюро М.А. Суслов о концепции фильма высказался критически, однако за ленту заступился сам Юрий Владимiрович.
В 1976 г. «Семнадцать мгновений» получили не самую высокую госпремию РСФСР имени братьев Васильевых, зато два года спустя эта нужная, видимо, работа удостоена была премии КГБ СССР.


Ю.В. Андропов.

И последний связанный с этим фильмом сюжет
Современный писатель и журналист Федор Раззаков, специализирующийся на проблемах телевидения, привел в одной из своих книг («Жизнь замечательных времен. 1970-1974 гг. Время, события, люди». М. 2004. С. 340) один весьма любопытный эпизод:
«Директором фильма был Ефим Лебединский, который на роль статистов – тех же эсесовцев, охранявших штаб-квартиру РСХА, – пригласил своих знакомых, причем сплошь одних евреев. Консультант из КГБ, который однажды пришел на съемки и увидел этих статистов, внезапно возмутился: мол, как это случилось, что в роли эсэсовцев снимаются одни евреи?!
– А вы что, антисемит? – удивилась Лиознова.
– Нет, но вы сами знаете, какие у нас отношения с Израилем. Вот и получится, что мы в своем фильме покажем, что евреев уничтожали такие же евреи, только в гестаповской форме.
Лиознова намек поняла. Она вызвала Лебединского и приказала поменять статистов.
– Как поменять?! Я же им уже заплатил! – возмутился директор.
– Ничего, компенсируешь из своего кармана! – отрезала Лиознова.
Директору пришлось подчиниться. В тот же день с помощью всё того же консультанта из КГБ он позвонил в Высшую пограншколу и попросил прислать на съемки десяток рослых курсантов, желательно прибалтийцев. Именно их мы теперь и видим на экране…»


Сама Лиознова всё это, по вполне понятным причинам, яростно отрицала: «Это вранье! Знаете, вокруг “Семнадцати мгновений” много вранья. Некоторым хочется сочинить про себя нечто “героическое”. Например, все тот же Пипия рассказал в одном документальном фильме вымышленную историю, о том что, якобы, наш директор картины привел для исполнения ролей статистов своих родственников-евреев, и что я, будто бы, ему сказала – “Сейчас я тебе дам так, что ты будешь лететь через всю улицу Эйзенштейна!”. Ничего этого не было».
http://www.close-up.ru/articles/detail.php?AID=7859


Лиознова на съемочной площадке.

Со ссылкой на эти слова из интервью, сообщение о «еврейском взводе СС», как фейке, попало в статью о фильме в Википедии, но уже почему-то как несомненный факт.
Однако фильм Лиозновой далеко не единственный пример подобного рода подходов.
То же самое было, например, и на площадке снимавшейся на «Ленфильме» в 1973-1977 гг. киноэпопеи «Блокада» по роману Александра Чаковского (режиссер Михаил Ершов, директора картины Я. Фридман и Натан Печатников).
Вот краткая зарисовка с места действия: «…Съемки фильма “Блокада” (1976 г.). В кадре – группа фашистов взяла в плен бойца Красной армии. Фашистам, как водится, помогают фашистские пособники. Слева со “шмайсером” – Аркадий Ротенберг.
Как Ротенберг попал на съемочную площадку? – В качестве каскадера. На Ленфильме часто снимали драки и батальные сцены с помощью спортсменов – борцов, боксеров и т.п. […] Кстати, в “плен” Ротенберг с фашистами взяли депутата Госдумы Василия Шестакова (это все одна секция дзюдо)».

http://potsreotizm.livejournal.com/6316286.html


Та самая фотография со съемочной площадки «Блокады». Аркадий Романович Ротенберг – личный друг нынешнего Президента, ныне миллиардер, отец Игоря Ротенберга – совладельца пресловутой системы «Платон».

Примеры можно было бы множить. Однако завершим тему вот этой записью из ЖЖ литературоведа и журналиста Андрея Мальгина, в начале 1990-х главного редактора нашумевшего в ту пору журнала «Столица»:
«А я вспомнил, что был свидетелем абсолютно аналогичного случая. К 40-летию битвы под Москвой, еще при генсеке Л.И. Брежневе, в приготовленном ныне к сносу концертном зале “Россия” задумали большое театрализованное представление. Задумал никто иной, как опальный кинорежиссер А. Аскольдов, фильм которого “Комиссар” за 15 лет до этого положили на полку и больше не разрешили приблизиться ни к одной киностудии. А тут его вдруг назначили директором этого самого зала “Россия”.
Меня он позвал в качестве автора сценария и вообще помощника в разных вопросах. И там тоже в какой-то момент (кажется, во время исполнения Л. Лещенко песни “День Победы”) было некое очень символическое подобие батальной массовки. И та же история: помреж (а был им, представьте, молодой Дмитрий Крылов, который много позже вел на ТВ передачу про путешествия), одел в гитлеровскую форму одних евреев! Создателя “Комиссара”, разумеется, трудно заподозрить в антисемитизме, но как же он орал, чтоб ему срочно нашли русских “гитлеровцев”!»

https://avmalgin.livejournal.com/818903.html
А ведь и действительно такие (если использовать выражение известного современного публициста Егора Холмогорова) «семнадцать мгновений “нацизма”» создаются не столько для того, чтобы обезпечить банальный заработок «своим», но еще и для того, чтобы точнее донести до публики определенную мысль.
И вот что, по свидетельству того же Холмогорова, получается на выходе:
«Как сообщило ИА РОСБАЛТ, на открытом заседании Клуба политологов Балтийской медиа-группы на тему “Ксенофобия – болезнь с летальным исходом. Если не лечить” публицист, главный редактор журнала “Звезда” Яков Гордин заявил: “Эстетика фильма ‘17 мгновений весны’ – эстетика красивых мужчин в красивой фашистской форме – сильно повлияла на молодых людей, не имеющих внутреннего стержня”. При этом… как передает корреспондент “Росбалта”, Яков Гордин в своем выступлении указал на исторические корни возникновения российского нацизма».

https://holmogor.livejournal.com/1595159.html
Один из читателей тут же откликнулся на этот текст анекдотом:
«Двое за пушкой. Один в прицел рассматривает танки. Яков Гордин сидит внизу и лениво спрашивает с характерным произношением:
– Ваня, что видишь?
– Танк по полю катится, товарищ Гордин.
– А танкиста видно?
– Видно, товарищ Гордин.
– Красивый немецко-фашистский мужчина?
– Нет, страшненький!
– А, ну тогда – “ПЛИ!”».
Однако заявление Якова Гордина, конечно, гораздо серьезнее.
Оно – одно из неслучайных звеньев единой цепочки: сначала «они» создают фильм, а потом этой своей же киноподделкой нас же и клеймят. Такое вот получается кино!
И вот, между прочим, почему – не ради одной лишь исторической правды – об этом мерзком подлоге сегодня, сорок с лишним лет спустя, нужно говорить.


Несколько лет назад мы как раз и писали о том, откуда (от кого) «есть пошла» мифология «Оккультного Рейха», в чем истоки замысла «Семнадцати мгновений»:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/4788.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/5073.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/5231.html
В одном из этих по́стов мы приводили весьма содержательный текст современного публициста Константина Крылова «Еще раз о нашем скорбном “фашизме”», не только не устаревший, но, к сожалению, ставший еще более актуальным:
«Самое забавное в нашем доморощённом “фашизме” – это его еврейское происхождение. Да-а, именно еврейское.
Большая часть людей, увлекавшихся “фашизмом”, познакомились с ним по советской пропагандистской продукции. То есть по книжкам Юлиана Семенова, по фильму “17 мгновений весны”, по роммовскому “Обыкновенному фашизму” и так далее.
Но эти замечательные книжки и фильмы были написаны и сняты в основном евреями. Никем иным. Штирлица мы получили из рук Татьяны Моисеевны Лиозновой и Юлиана Семеновича Ляндреса, Михаил Ромм, ученик Эсфири Шуб, познакомил советского зрителя с настоящими трофейными пленками. Анатолий Кузнецов, автор “Бабьего Яра”, конечно, Анатолий, но портрет не оставляет сомнений, как и текст книги. Насчет Алеся Адамовича “можно спорить”, но “Хатынская повесть”, по которой Элем Климов снял “Иди и смотри”, вписывается в ту же традицию… При этом и большая часть “низовой” антифашистской продукции – включая брошюрки “Политиздата” – писалась тоже евреями.
Напрягшимся на тему антисемитизма товарищам напоминаю: нет, я не говорю, что это плохо, что евреям нельзя, что евреи плохие, что они что-то искажали и т.п. Я всего лишь констатирую факт: практически вся “нацистская” тема была отдана именно им. С точки зрения советской власти это было даже логично – кому, как не евреям, доверить тему. В конце концов, так сделали во всём мiре, СССР был здесь вполне в русле тенденции. […] Так вот. Все, кто влюбился в фашизм по агиткам, смотрели на него именно еврейскими глазами. А этот взгляд имеет свои особенности.
Например, еврейские авторы не любят писать о христианском измерении фашизма, а предпочитают подчеркивать его “языческие” и “оккультные” корни. Это связано с еврейским ощущением “язычества” как чего-то ужасно притягательного и смертельно опасного. Это отношение передалось и большинству гитлерофилов. […] …Новообращённые “фашисты” торопятся увлечься оккультизмом, рунами и прочей эстетикой […] …Скучные политические и экономические темы […] поклонникам нацизма обычно малоинтересны. Хотя в них-то вся соль».


Кадр из американского фильма «Великий диктатор» (1940). Чарли Чаплин исполнявший главную роль, выступал в нем также как автор сценария, режиссер, продюсер и один из композиторов. Главный герой – еврей-парикмахер, как две капли воды походил на фашистского фюрера Аденоида Хинкеля (прообраз Адольфа Гитлера).

Кажется в связи с заявленной темой сказано достаточно. Но есть и еще нечто, причем весьма важное. Уже упоминавшийся нами немецкий журналист из «Frankfurter Allgemeine» писал в своей статье 2002 г., имея в виду знаменитым фильмом Лиозновой:
«…Русские “политтехнологи” сначала создавали образ преемника Бориса Ельцина, а потом подбирали под него подходящего кандидата. Когда влиятельный журнал “Власть” в мае 1999 поместил на обложке фотографию актера, сыгравшего Штирлица, Вячеслава Тихонова, одетого в форму СС, с подписью “Президент-2000”, это означало, что российские избиратели, согласно опросам, после непредсказуемого Ельцина желают себе в президенты спокойного правителя, который не позволяет себе никаких эскапад. В марте следующего года народ выбрал офицера КГБ, по-прусски добродетельного».

http://courier.com.ua/prezentatsii_i_intervju/nemetskaja_pressa__o_semnadtsati_mgnovenijah_vesny/

ЕГО РАЗЫСКИВАЕТ ВСЯ СТРАНА:

Обложка восемнадцатого номера журнала «Коммерсантъ-Власть» за 1999 год от 11 мая.

Действительно, в мае 1999 г., чуть больше чем за год до выборов, еженедельник «Коммерсантъ-Власть» провел опрос среди читателей, какой типаж политического лидера страны им ближе. Выбирали среди популярных киногероев (таково было условие).
Совпадение итогов социологического опроса с результатами выборов было поразительным.
Итак, «Штирлиц – наш Президент!» Получается (редкий случай!), что просили – то и получили.

В ИСТИННОМ …ЦВЕТЕ:

В.В. Путин и А.А. Собчак на Первом Петербургском экономическом форуме. 1997 г. Фото Александра Николаева.

Но какова, однако, «сила кино» и как был точен незабвенный Ильич, сказавший: «Пока народ безграмотен, из всех искусств важнейшими для нас являются кино и цирк».
Но главное – советские Цирк и Кино продолжаются!
«Верным путем идете, товарищи!»

sergey-v-fomin

2+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *