В этот день 6 ноября: О Ломоносове, Марбурге, немцах – и ещё одной важной инициативе ООН

В своей характерной витиеватой манере, ООН предлагает миру сегодня отметить Международный день предотвращения эксплуатации окружающей среды во время войны и вооружённых конфликтов. …Воля Ваша, как тут не вспомнить известное изречение Ильича: «Формально – правильно, а по сути – издевательство!..» (В своё время сказанное, кстати, всего лишь в упрёк бюрократам). Неужто убивающим друг друга людям есть дело до этой самой «окружающей среды»?.. Ну, ладно… или – не ладно…

…Одним словом, перейдём к чему-нибудь относительно безобидному – например, согласно источникам, именно 6 ноября 1736 года Михайло Ломоносов был зачислен в Марбургский университет. (Старинное и уважаемое учебное заведение ведёт свою историю с 1527 года – а город, находящийся  в центре современной Германии, примерно на три столетия старше). Кстати, всего командированных из России студентов было трое – Густав Райзер впоследствии займётся горным делом (за чем, собственно, и посылали); Дмитрий Виноградов станет «отцом русского фарфора» – а Ломоносов… впрочем, мы забежали вперёд.


…Потому вернёмся примерно на пять лет – когда любознательный юноша прибудет в Москву с пресловутым рыбацким обозом. (История, кстати, тёмная – не то девятнадцатилетний Михайло сделал это втайне от отца – не то, родитель его отпустил, но потом передумал… Может, поморского рыбака оскорбило, что сынок при поступлении в Славяно-Греко-Латинскую Академию запишется «сыном холмогорского дворянина»?..)

…Что тоже не до конца понятно – поскольку первый на Руси вуз позиционировал себя как «всесословный»… Так что дело, скорее всего, ещё и в личном… у Михайлы не сложились отношения с очередной мачехой. (Или наоборот, сложились – и потому отец срочно вознамерится отпрыска женить?..) На минуточку, парню-то было девятнадцать… Одним словом, семейный конфликт разрешится: «В Москву, в Москву, в Москву!»…

…А. С. наш Пушкин назвал Ломоносова «…первым нашим университетом» – но у самого школяра от академии останутся не слишком хорошие воспоминания!.. Во-первых, «жизнь на алтын в день». (По некоторым данным, полтора кило мяса тогда обходились как раз в эти «три копейки» – но Михаил Васильевич явно сетует на нищету, и ему невозможно не верить). Во-вторых, над великовозрастным провинциалом посмеивались малолетки-однокашники. (Думается, всё же, втихую – мало ли…) Так или иначе – невзгоды, в очередной раз, пойдут студенту на пользу – он часто уединяется и много читает. (В основном – духовные книги; Академия была хоть и вузом – но, по сути, богословским).

…Однако – до высшего, «богословского» класса Ломоносов как раз и не доучится – поскольку будет переведён в Питер, в университет при Академии Наук. Счастливая перемена в судьбе!.. (Хотя есть мнение, что истинной причиной станет небольшой скандал насчёт дворянского звания, ложно заявленного в своё время абитуриентом). В любом случае – именно здесь будущее светило отечественной науки отрывают от гуманитарной стези (не совсем – поскольку Ломоносов станет одним из реформаторов русского языка) – и направляют в русло наук естественных…

…Как известно, Академию тогда прочно оккупировали немцы – потому новоиспечённых студентов в первую очередь обучали соответствующему языку – а уже через год президент Иоганн Корф, отправит трёх избранных в Германию: «…понеже сие, по-видимому, единственный токмо есть способ к получению искусных горных физиков».

(…Вообще-то, выглядит эта история подозрительно: краткий курс языка – и загранкомандировка; уж не экономический ли шпионаж?..) Но именно так Михаил наш Васильевич окажется в тихом студенческом Марбурге…

…Тихом? Отнюдь!.. Университеты тех времён совершенно не случайно воспеты, как «гнёзда свободомыслия» – что совершенно необязательно означает «свободу мысли». Ломоносов вскоре сообщает о своих немецких  однокашниках: «Зело задиристы – то и дело пускают в ход кулаки, а то и шпаги». (Шпага была обязательным студенческим аксессуаром – так же как и бархатная куртка, за которую Михайло, согласно своей же ведомости, сходу  отвалит пятьдесят талеров… заметим – на книги он, всё же, потратил  шестьдесят!)

…А ещё пять – на учителя фехтования (надо же было давать отпор местным!) и целых восемь – на преподавателя танцев… но об этом позже. Возможно, Вы спросите – откуда такая прорва денег? (Рейхсталер по тем временам – примерно рубль двадцать). Отечество выдало студиозусам по триста рублей на первое время… обещали, вообще-то, ежемесячную стипендию в четыре сотни, но что-то пойдёт не так!..

…Вскоре президент Марбургского университета – знаменитый на всю Европу философ и математик Христиан Вольф – рапортует в Петербург: «Деньги, привезённые с собой, они прокутили. Наделали разных долгов. Они через меру предавались разгульной жизни и пристрастны к женскому полу». Интересно, что при этом немец весьма хвалит русских студентов за успехи – и особенно, само собой, Ломоносова!..

…у которого в начале 1739-го родится дочь от дочери квартирной хозяйки (на следующий год он сочетается с Елизаветой Цильх браком – в реформаторской церкви… и потому, вернувшись на Родину, будет считать себя, практически,  холостяком – но через несколько лет упорная дамочка найдёт мужа, приедет в Питер, родит ему ещё одну дочь – и даже переживёт  примерно на год).

…Однако, это будет позже – а пока из Академии прибывает «строгач»: «Учителей фехтования и танцевания больше не держать – и вообще не тратить деньги на наряды и пустое щегольство!» Не очень-то помогло… философ Вольф будет оплачивать расходы русских (их накопится на 1400 рейхсталеров). При этом – не переставая, в очередной раз, самым положительным образом отзываться об успехах «особенно господина Ломоносова» (уж не потому ли, что Михайло Васильевич был существенно старше – и видимо, куда корпулентней своих сотоварищей?) …Во всяком случае, по их отъезду, светило европейской мысли откровенно отпишется: «Покуда они были здесь, всякий боялся сказать хотя бы слово, ибо своими угрозами они держали всех в страхе…»

…Одним словом – знай наших!.. Однако, президент Корф имел своё мнение – он  немедленно отправит студентов изучать металлургию в саксонский Фрайбург, распорядившись «…за показанные их роскоши и невоздержное житие» урезать стипендию до ста пятидесяти рублей!.. Более того – даже эти несчастные полторы сотни уполномочат выдавать для дальнейшего распределения начальнику химической лаборатории Генкелю. (Примечательно, что Корф добавит: «…а за науку их будет Академия наук особливо платить». Ведь в Марбурге наши имели право нанимать преподавателей по выбору – за деньги, которые, похоже, не казались им казёнными!..)

PS: …Михайло Васильевич с Генкелем разругается (хотя на основе этих нескольких месяцев потом напишет «Первые основания металлургии, или рудных дел») – и сбежит обратно в Марбург, после чего и случится упомянутая женитьба… хотя – если верить непроверенным данным – между этими двумя событиями наш первый университет по пьянке ненадолго окажется рекрутом прусской армии… Начинаешь понимать, почему впоследствии академик так терпеть не мог всяческих немцев… Впрочем, это – совсем другая история.

Напоследок. 6 ноября 1948 года родился Гленн Льюис Фрай – гитарист, клавишник, вокалист,  композитор и один из основателей американской команды «Eagles». Музыкант скончался в 2016-м

shatff

1+

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *